Шарль Бодлер. Украшенья.

Дорогая моя обнажилась вполне,

Ожерелья не сняв из угоды сердечной;

И богатая сбруя напомнила мне

Мавританских владычеств восторг скоротечный.


И когда завертелся блистающий круг,

Из металла и камня, в соблазне раздетом -

Я с восторгом следил, как неистовый звук

Совмещается в танце с неистовым светом.


Вот она прилегла, вот раскрылась она,

Улыбнулась от спинки диванной блаженно

На неловкость мою - так морская волна,

Обнимая утёс, улыбается пенно.


И ловил я в тумане мечтательный взгляд

Укрощённой тигрицы, и дым вариаций

Совмещал безыскусность и грубый разврат

Обновлением прелестей реинкарнаций;


И ходили, лоснясь, перед взором моим,

Безмятежной волной лебединого лада,

Ноги, руки и чресла... живот, а за ним -

Пара нежных гроздей на лозе винограда,


И теснили они крепче ангелов зла,

Чтоб в покой мой душевный вогнать своё лихо,

Чтоб разбить мой кристалл, где поныне могла

Отсидеться душа одиноко и тихо.


И когда я осмыслил в рисунке творца

Антиопины бёдра просмотром природным -

Бёдра я очертил вровень с грудью юнца,

Смуглой кожи румянец признав превосходным...


Отслуживший камин не спеша угасал,

Чтоб совсем умереть; и, во мгле будуарной,

Мне казалось: он кровью безумно писал,

Каждым пламенным вздохом, по коже янтарной...


Charles Baudelaire. Les bijoux


La très chère était nue, et, connaissant mon coeur,
Elle n'avait gardé que ses bijoux sonores,
Dont le riche attirail lui donnait l'air vainqueur
Qu'ont dans leurs jours heureux les esclaves des Mores.

Quand il jette en dansant son bruit vif et moqueur,
Ce monde rayonnant de métal et de pierre
Me ravit en extase, et j'aime à la fureur
Les choses où le son se mêle à la lumière.

Elle était donc couchée et se laissait aimer,
Et du haut du divan elle souriait d'aise
À mon amour profond et doux comme la mer,
Qui vers elle montait comme vers sa falaise.

Les yeux fixés sur moi, comme un tigre dompté,
D'un air vague et rêveur elle essayait des poses,
Et la candeur unie à la lubricité
Donnait un charme neuf à ses métamorphoses;

Et son bras et sa jambe, et sa cuisse et ses reins,
Polis comme de l'huile, onduleux comme un cygne,
Passaient devant mes yeux clairvoyants et sereins;
Et son ventre et ses seins, ces grappes de ma vigne,

S'avançaient, plus câlins que les Anges du mal,
Pour troubler le repos où mon âme était mise,
Et pour la déranger du rocher de cristal
Où, calme et solitaire, elle s'était assise.

Je croyais voir unis par un nouveau dessin
Les hanches de l'Antiope au buste d'un imberbe,
Tant sa taille faisait ressortir son bassin.
Sur ce teint fauve et brun, le fard était superbe!

— Et la lampe s'étant résignée à mourir,
Comme le foyer seul illuminait la chambre
Chaque fois qu'il poussait un flamboyant soupir,
Il inondait de sang cette peau couleur d'ambre!

Краси-и-во!..

И речь хороша!

...

однако ж, как при сем не вспомнить и злючку Эдну :

"Тебе достанутся костяк и ожерелья,
и голодать придётся без конца".

(перевод Вл. Кормана)

)))

L, L.


Доброе утро, Нина.

Заметили - значит, я не зря вымучивал. Я так писать не люблю, обычно оставляю то, что не пошло. У Эдны совершенно неповторимый сонет. Естественного самовыражения т.е. абсолютного. Не проще шекспировского. У Шекспира ровнее и строже по мысли. Читают её очень неохотно.

Владимир Михайлович - большой выдумщик и рассказчик.

Наверное, и опыт алкоголя небольшой имеет.

А главное - его читают. Может всё и сдвинется. У меня почти не читают. 

Я имел наглость без разрешения процитировать Вас для публичного показа. Нужно было самопредставляться - я это не люблю, не умею этого и не хочу... да и ночь была.. Там тоже не без дружеского участия, но с Вами рядом спокойнее. Короче - сначала делаем, потом каемся. Я покажу.

Неизменно и благодарно В,К,



Да. Нормально. Адекватно. Интересно. Действительно информативно... )

...

"Не знаю - мечтает ли каждый журналист написать роман, я мечтал написать интересный сценарий.
Первый перевод я сделал в 1969-м. Второй - в 2008-м. Поэтический перевод удобен концептуальному журналисту не менее, чем полотно - универсальному гению Леонардо, а нотный стан - универсальному гению Моцарта. Во-первых, он поэтический. Возникает гармоническая пространственно-временная связь между автором и переводчиком. А затем - между переводчиком и читателем. Эта связь интереснее формальной передачи авторских форм, мыслей и образов. Я пытался ставить перед собой и более сомнительные задачи - языковой стилизации, стилизации авторской, сепарации мысли и образа и т.д.  Начал я с анимации сонетов Шекспира. Такое прочтение можно перенести на сцену. Оно может быть киносценарием. А может остаться ничем, и навсегда затеряться среди прочих самодеятельных переводов. Но этот опыт был интересен.
Я пишу быстро - на ходу и на тычке. Продумывать текст могу долго и неспешно. Могу и не записывать. Издателей у меня нет. В том, что дошло до печати, до сцены, до читателя - никогда не было моей инициативы. Не было ни вины, ни заслуги. Значит, движущей силой было искреннее взаимное чувство, именуемое в просторечии любовью."


Поздравляю с публикацией!

L!

Взаимно, Нина.

Недостаток всего один - вру часто...

...

"По-русски "врать" значит скорее нести лишнее, чем обманывать.

В таком смысле и врёт искусство..." (Б. П. "Охранная грамота")

)

Владиславу Кузнецову

Перевод из Бодлера вышел выше всяких похвал. Роскошная и

живописная картина. При этом хочу от души и сердца поздравить Вас с удачной, жаль короткой, публикацией в "Русском Глобусе".

Теперь с Вашими работами знакомятся сотни и тысячи людей.

Что касается алкогольного опыта, то сегодня пью за двоих -

за Ваши успехи и здоровье и за одиннадцатилетие моей внучки

Софьи.

С уважением и лучшими пожеланиями

ВК

Спасибо, Владимир Михайлович. 

Немножко взбодрюсь и посмотрю.

Я догадался - чьих рук дела. Очень трогательно.

Здоровья Вам и близким Вашим. Радости душевной.

И Эдну поднять, и ещё многих.

Труженик Вы великий. Всё по силам.

Неизменно, В.К.

Пробилось в замечательную поэзию. По-моему, так редко бывает. Мои поздравления.

(При том, что «просмотр» мне не нравится – имхо: )

С уважением,

Никита  

Спасибо, Никита.

Просмотр - и как изучающий долгий взгляд, и как ошибка.

Если не понятно совсем - буду думать.

Владислав, прекрасная вещица!

Французского не знаю. Да и знал бы не стал смотреть оригинал, - до того хорош, удачен стих! 

А вот "просмотром" меня тоже царапнуло. Как на счёт "вниманьем" или "влеченьем"? Вариантов то есть...


С уважением,

Константин.

Спасибо, Константин.

Царапается - буду думать. Само не пройдёт.

Варианты есть.

Этот стих тяжко выстраивается. По мне - никто этим и не занимался.

Да и переврали все порядочно. 

Это я о французском...

...писать кровью - апогей оргазма... :о)bg

Внимательно читаете, Иван Михайлович.

Именно такое пламя.

Спасибо.

...красиво, действительно, не могу не согласиться с Н. Есипенко... безумно даже, добавлю... но, простите великодушно, лично мне боди-арт в исполнении отслужившего камина в последнем катрене не вполне объясним... да и предшествующий ему текст напомнил падение "стремительного домкрата"... возможно дело в нехватке воображения у меня, хотя я сам-то склоняюсь к обратному... a propos, читать люблю, действительно...  :о)bg

Хорошо, Иван Михайлович... Не писал кровью, а плескал.

Но это не большой обман. Есть и палитра такая, и техника письма.

Всё-таки это арт, который требует художественной цельности.

И завершённости.

Благодарно, В.К.

Экая чувственная живопись, что-то бёклинское в этом есть, Влад.. 

Приятно слышать, Мария.

А вот так...

http://www.detskiysad.ru/art/ayvazovskiy11.html

А вот так...

И.Никитин. Тоска.

Как у нас по селу
Путь-дорога лежит,
По степной по глухой
Колокольчик звенит.
 
На мосту прозвенит,
За горой запоет,
Молодца-удальца
За собою зовет.
 
Ах, у нас-то житье —
От сохи к бороне,
Наяву — сухота,
Нужда-горе во сне.
 
В синеву да в туман
Наше поле ушло,
Любо ясным очам,
Да плечам тяжело...
 
По траве ль, по росе
Алый вечер идет —
По буграм, по межам
Хищных птиц перелет.
 
Стон кукушки в лесу,
Чей-то плач за рекой...
Дать бы волю тоске —
Пролилась бы слезой.
 
А вдали облака
Охватило огнем:
Высоко поднялась
Колокольня с крестом.
 
Золотой городок
Вдоль по взморью стоит,
Из серебряных труб
Дым янтарный валит.
 
Пролетит на ночлег
Белый голубь в село.
В синеве — по заре
Загорится крыло.
 
Уж и где ж ты, трава,
Без покосу растешь —
Молодецкая жизнь,
Без печали идешь?
 
Ах ты глушь-тишина,
Всё ковыль, камыши —
На всю степь закричи,
Не ответит души.


Эх, вона оно как.. Ну что ж, помашу молодцу ручкой с бёклинского Острова Мертвых, пока жду обратной переправы).