Патрик Каванах. Шанкодафф


Моё чёрное взгорье не видало ни разу восхода,

Оно смотрит извечно на север, в направленьи Армы́*.

Жена Лота никогда не покрылась бы солью,

Будь она столь же не любопытна, как мои чёрной масти холмы,

Что так рады, когда всю часовню Глассдра́ммонд выбеляет рассветом из тьмы.

 

Те холмы припасают блестящие шиллинги Марта

Пока солнце по всем закоулкам-карманам шустрит.

Для меня они Альпы, я взбирался на Ма́ттерхорн, полон азарта,

С небольшой связкой сена трём телятам пропащим худым,

Где поля и пространство Роксавидж*, чуть пониже Биг Форта*.

 

Дождь со снегом и ветер ласкают тростник бороды Шанкодаффа,

И пока пастухи укрываются где-нибудь в Фэ́терна-Буш,

Оглянись и скажи: «Кто холмам тем хозяин, чья эта голодная сушь,

Из которой летят камышицы с бекасами даже?

Ты, поэт? И тогда по веленью небес тебе бедным и быть».

Вот что слышится мне, и не этим ли сердце возможно разбить?

 


* Шанкодафф – местность. Арма́ – небольшой город.

Роксавидж, Биг Форт Фэтерна-Буш – селения и районы на севере Ирландии.


----------------------------------------------------------------


Patrik Kavanagh. Shancoduff


My black hills have never seen the sun rising,

Eternally they look north towards Armagh.

Lot's wife would not be salt if she had been

Incurious as my black hills that are happy

When dawn whitens Glassdrummond chapel.

 

My hills hoard the bright shillings of March

While the sun searches in every pocket.

They are my Alps and I have climbed the Matterhorn

With a sheaf of hay for three perishing calves

In the field under the Big Forth of Rocksavage.

 

The sleety winds fondle the rushy beards of Shancoduff

While the cattle-drovers sheltering in the Featherna Bush

Look up and say: "Who owns them hungry hills

That the water-hen and snipe must have forsaken?

A poet? Then by heavens he must be poor."

I hear, and is my heart not badly shaken?


Маттерхорн, Роксавидж, Биг Форт Фэтерна-Буш – селения и районы на севере Ирландии.


Константин, Matterhorn, это самая знаменитая вершина в Альпах.
ЛГ покоряет её, по-видимому, символически. :)


"Жена Лота никогда не покрылась бы солью,
Будь она не такой любопытной, как мои чёрной масти холмы..."


Не совсем понятно. Вроде бы наоборот:
жена Лота превратилась в соляной столб потому, что обернулась (то есть была любопытной)

?"Будь она такой же нелюбопытной, как мои чёрной масти холмы"?

Да, Леонид, перемудрил здесь я. Именно с этим местом было больше всего мороки. Исправляю.

Да и Маттерхорн приплёл до кучи - киксанул )).

Спасибо, что обратили внимание. Я на это и рассчитывал.

Благодарю искренне.

К.