Артур Саймонс. Дьепп

Дата: 03-02-2018 | 20:05:03

Желто-зеленый тлен травы
И пляж, пустыннее пустынь,
Морская даль и неба стынь –
Все осенью уже полно, увы!

Застывшей каменной волной
Пронзительно белел отель,
Но и его закат одел
Оттенками травы, отжившей и больной.

И значил он для нас с тобой
В дробленьи восходящих лун
Не больше, чем любой валун
Иль этот вот момент, что упадет в прибой.

 

 

 

Arthur Symons. At Dieppe

The grey-green stretch of sandy grass,
Indefinitely desolate;
A sea of lead, a sky of slate;
Already autumn in the air, alas!

One stark monotony of stone,
The long hotel, acutely white,
Against the after-sunset light
Withers grey-green, and takes the grass's tone.

Listless and endless it outlies,
And means, to you and me, no more
Than any pebble on the shore,
Or this indifferent moment as it dies.

Андрей, здравствуйте. Заключительные удлинненные строки второго и третьего катренов получились на стопу длинней, чем в первом катрене и чем соответствующие строки оригинала, и это портит перевод.

Ирина, спасибо, но мне не кажется, что портит. Возможно, мы читаем по-разному, с разными ударениями. И оригинал, и перевод.

И там, и там последняя строка КАЖДОГО катрена длиннее. Я эту музыку попытался сохранить. Это не совсем строгая метрика. Это уже через импрессионизм к модерну. Но спасибо, что обратили внимание.


Андрей, да, они длиннее.  Но они, все три, пятистопные. В переводе первая пятистопная, вторая и третья - шестистопные. Я только об этом.

      Ирина, что Вы скажете об этом? Похоже, нас все время морочат силлабо-тоники.

Если прочитать оригинал с соответствующими паузами и перевести, получится трехударный дольник .

Стиховеды в СССР разработали понятие тактометрики. Суть ее в аналогии с музыкой – произведению задается размер, емкость такта (ритм), но количество нот (слогов, стоп) в такте может быть различным. Самое главное – определять сильные (ударные) доли и расставлять паузы. То, что надо для русского языка. Ну, постреляли их в тридцатые.

        Возможные паузы я обозначил подстрочной черточкой. У читателя может быть совсем иной слух. А некоторые читатели испорчены французской силлабикой.

        И все же . . .

 

 

Желто-зеленый _  тлен _ травы
И пляж, _ пустыннее _  пустынь,  
Морская даль _  и неба _ стынь –
Все о_сенью уже полно,_ увы!

Застывшей _ каменной _ волной
Пронзительно _ белел _ отель,
Но и его _ закат _ одел
Оттенками травы, _ отжившей _ и больной.

И значил он _ для нас _ с тобой
В дробленьи _ восходящих _ лун
Не больше, _чем любой  _ валун
Иль этот вот момент, _ что упадет _ в прибой.

 

 

 

Arthur Symons. At Dieppe

The grey-green stretch _ of sandy _  grass,
Inde _ finitely _  desolate;
A sea of lead, _ a sky _ of slate;
Already autumn _ in the air, _ alas!

One stark _  monotony _ of stone,
The long hotel, _ acutely _ white,
Against _ the after-sunset _ light
Withers grey-green, _  and takes _  the grass's  tone.

Listless and endless _  it _ outlies,
And means, _  to you and me, _ no more
Than _  any pebble _ on the shore,
Or this _  indifferent moment  _ as it dies.

Андрей, теория прекрасна, но оригинал ею не подкрепляется, т.к. последние строки катренов в нем равностопны без специальных оговорок.

Равноразмерные строки по-русски:


Все осенью уже полно увы.

Оттенками сухой травы больной.

И тот момент, что упадет в прибой.


Все остальное - на Ваше усмотрение :)

Спасибо Ирина. Обсуждение заканчиваем. Оно оказалось абсолютно  бессмысленным. Что и требовалось доказать.