Все произведения Олег Озарянин

Села птаха белокрылая на тополь... Юрий Рыбчинский

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

Села птаха белокрылая на тополь,
Село солнце, закатилось у ручья.
Полюбила, полюбила я до боли
Молодого, молодого скрипача.

Полюбила, околдована струною,
Затеряться в тех мелодиях хочу.
В сад зелёный журавлиною весною
Своё сердце понесла я скрипачу.

Шла к нему я, будто лунная царевна,
Шла к нему я, словно к осени весна.
Да не знала, что в той музыке напевной
Не меня он, а другую видит в снах.

Села птаха белокрылая на тополь,
Село солнце, закатилось у ручья.
Полюбила, полюбила я до боли
Молодого, молодого скрипача.

(оригинал)

Сіла птаха білокрила на тополю,
Сіло сонце понад вечір за поля.
Покохала, покохала я до болю
Молодого, молодого скрипаля.

Покохала, зачарована струною,
Заблукала та мелодія в гаю.
В гай зелений журавлиною весною
Я понесла своє серце скрипалю.

Шла до нього, наче місячна царівна,
Шла до нього, як до березня весна.
І не знала, що ця музика чарівна
Не для мене, а для іньшої луна.

Сіла птаха білокрила на тополю,
Сіло сонце понад вечір за поля.
Покохала, покохала я до болю
Молодого, молодого скрипаля.


Птенцом, что выпал из гнезда...

Раздел: Разная лирика

Птенцом, что выпал из гнезда,
Всем телом вздрагиваю нервно,
Вот сорвалась с небес звезда -
Моя, наверно...

Мой клён, грозой воспламенён,
Горит свечой на повороте,
Ты ошибался, Соломон -
Не всё проходит...

Покоя нет, и воли нет,
И вместо лиц кругом затылки,
И тяжело найти ответ
На дне бутылки...

Сознанья матовая ртуть,
Дрожит рука, и бьются блюдца,
И хочется упасть, уснуть,
И не проснуться...


Бессмертия алмазный коготок...

Раздел: Иронические стихи

Бессмертия алмазный коготок
Разбередит щекочущую рану -
Проснусь в ночи, водою из под крана
Смочу разбушевавшийся висок,

Присяду, сам с собой заговорю,
Бессвязно, как "сгорать-горит-гореньем",
Померкнет лист, изрыт стихотвореньем,
Взойдёт луна, в угоду сентябрю

Заплачет дождь, но засмеётся ветер,
Перечитав полуночный шедевр,
Исправлю "нерв" на рифму "кистепер",
И загрущу о том, что мне не светит...


Сонет (одному большому поэту)

Раздел: Любовная лирика

Необожжённых слов материал
Неторопливо складывать в орнамент
Рифмованной мозаики.
...вверял
Хранить векам - папирус ли? пергамент? -
С густым быльём поросших, давних пор,
Ночные озарения поэтов,
Переводя косноязычный сор
На стройный лад элегий и сонетов...

Внимать в громокипящей тишине
Восторженным речам капризной музы.
Гадать, что скрыто в пляшущем огне
И плеске волн, дробящихся о шлюзы.


И жить пытаться, как Поэт сказал:
"Пиши стихи, иначе день пропал..."


Моя укради на

Раздел: Разная лирика

В это чёртово время, в этой проклятой богом стране,
Где вчерашний профессор копается в мусорном баке,
Я уже не живу – доживаю свой век в стороне,
Наблюдая, как хищная тварь щерит зубы во мраке.

Укради на, окраина, ты же от слова "украсть",
Что ещё принести тебе в жертву, насильнице кроткой,
Что ещё положить мне в твою безразмерную пасть,
Может, этот щерблёный стакан с суррогатною водкой?

Ты ж ничем не побрезгуешь, всё, до конца, отберёшь,
Даже кости мои обглодаешь бродячей собакой,
Что ж ты льёшь в мои уши гнусавую, гнусную ложь
Про "пакращення кризь" и удобство помойного бака...


Нас отправляли на расстрел...

Раздел: Разная лирика

"А что мы ждали – бальзам да мирру,
Раз принуждали кого-то к миру?"
Игорь Царёв


Нас отправляли на расстрел.
Две с лишним тыщи добровольцев.
Состав натружено хрипел,
Прокашливаясь в дымных кольцах.

Куда везут – никто не знал.
Лишь сны, предчувствия дурные...
Нас встретил сумрачный вокзал,
Да вышки две сторожевые.

Там гарь, въедаясь до глазниц,
Вилась над рваными дворами.
Подобьем любопытных птиц –
Лишь беспилотники над нами...

Экипировка, не бог весть...
На трёх один жилет да каска.
Комбат спешил приказ зачесть –
Колонною до Иловайска.

Бессонные три дня пути,
Необъяснимые маневры...
Без связи, карт – крути-верти,
Да закаляй под "Градом" нервы.

Маршрутом каторжным, косым,
Ползем по полю кукурузы.
Как вдруг, из лесополосы –
Огня смертельные укусы.

Там наших гаубиц отряд
Не разобрал, видать, детали...
Взвыл над товарищем солдат:
"Свои своих же постреляли..."

А дальше был кромешный ад,
По нам стреляли, словно в тире.
Горели танки, и комбат
Три дырки получил в мундире...

Как выжил, не берусь сказать.
Меня с брони волною сдуло.
Запомнил, надо мною – мать,
И танка согнутое дуло...




Ты плакала в прозрачной тишине...

Раздел: Разная лирика

Ты плакала в прозрачной тишине…
Но не был я слезам твоим причиной.
Досада, подкатившая извне,
Казалась безграничной и рутинной.

Не оттого, что рухнул идеал –
Порой для слёз хватает настроенья.
Луны овал кулоном нависал,
И звёзд явленья складывались в звенья.

И всё вокруг теряло прежний смысл,
Перерождалось, по законам драмы,
В театр плохих актёров и актрис,
Где гибли люди, глупо и упрямо…


Не надевай белья под платье

Раздел: Любовная лирика

Когда умаешься один
Висеть на звёздном коромысле,
Всплывают из ночных глубин
Иные, суетные мысли.

Возьмёшь фонарь, зажжёшь свечу,
Омоешь тело для распятья,
И просигналишь палачу:
«Не надевай белья под платье!»

Сверчки, терраса, влажный брют,
Ты, преисполненная влаги,
Бери, я всё тебе дарю –
Созвездья, шорохи и страхи.

В таком экстазе хор сверчков,
Такая синь у звёздной бездны,
Что нам понятно и без слов –
Бельё под платьем неуместно.


Там кто-то есть. Иначе, почему...

Раздел: Любовная лирика

Там кто-то есть. Иначе, почему,
К земле прижаты куполом небесным,
Чем пристальнее смотрим мы во тьму,
Тем глубже в нас заглядывает бездна.

Там кто-то есть. Иначе, отчего,
От звёздных брызг за гранью потрясенья,
Плывёт душа, не зная берегов,
По тёплым волнам лунного теченья.

Там кто-то есть. Там кто-то должен быть.
Водоворот. Воронка. Горловина.
Сотри мне страсть и разум размагнить,
Любовный рок с правами сисадмина:)

И сохранись от всех перипетий.
Я в ней завис, рвани скорее вилку,
И пролечи, и перезапусти,
Моей любви нелепую бродилку.


Тореадор, смiлiше! Кармен. Жорж Бiзе

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

Тост я ваш із радістю приймаю,
Тореадор солдату друг і брат,
Мужність солдат цілком я поважаю,
І склянку з ними осушити завжди рад!
Повний цирк, видовища він жде!
Народу без ліку, куди ні глянь!
І натовп весь з неспокою гуде.
І крики, й лайки тут серед гулянь!
Розмови чути, й сміх, і спори,
Вже скоро довгожданий час!
Той час, коли тореадори
Зуміють підкорити вас!
Вперед! Готуйся! Пора! Вперед! Ах!
Тореадор, сміліше!
Тореадор! Тореадор!
Знай, іспанок променисті очі
На тебе дивляться охоче,
І жде тебе любов, тореадор,
Так, жде тебе любов.

Цирк завмер, миттєвості летять,
Миттєвості летять, ось-ось почнеться бій!
Панує тиша, всі ледве дишуть...
Аж раптом увірвався бик!
Він біжить вперед і каже норов свій:
Звір небезпечний в пориві дикім.
Вже кінь упав, під ним і пікадор.
"А! браво! Торо! " Весь цирк гуркоче.
Бик озвірів, біжить, реве, швидкий, як метеор!
Земля із під копит, шалено бик летить, вперед, вперед.
Пісок у крові по арені всій!
Та у толедської шпаги гостра сталь.
Твій час настав – сміліше в бій!
Сміліше! Вперед! Пора! Пора! Ах!
Тореадор, сміліше!
Тореадор! Тореадор!
Знай, іспанок променисті очі
На тебе дивляться охоче,
І жде тебе любов, тореадор,
Так, жде тебе любов.
Тореадор, так, жде тебе любов, любов!


Дорога шла...

Раздел: Разная лирика

Дорога шла. Вела дорога вдаль.
Дорога простиралась и змеилась.
Дорога огибала. И печаль
Была не по дороге с ней. В немилость

К ней попадал преодолимый страх
Прожить всю жизнь, иного не изведав.
И ветер копошился в волосах,
И выглядели призрачными беды.

Тропинкой от детсадовских ворот,
Она влекла к зловещему карьеру,
Где в толще вод усатый сом живёт,
И смерть не нужно принимать на веру.

Дорога в школу. Холодно. Зима.
Ещё темно. Из окон свет так ярок,
Что можно невзначай сойти с ума
От предвкушенья двоек и помарок.

Широкая дорога. Звонкий плац.
Портянки, сапоги. Натёрты ноги.
Смысл жизни, подменённый на эрзац.
Ведут к гробам военные дороги.

Дорожка на ступеньках. Свадьба. ЗАГС.
Друзей – хоть отбавляй. Гуляем звонко.
Публично узаконенный экстаз.
И таинство рождения ребёнка.

Петлистый путь за золотым тельцом.
Опасность и азарт, во всём, повсюду.
Везенье не задеть о рифы дном,
И гавань по созданию уюта.

И снова ЗАГС. На этот раз – развод.
Иные стены и другие сцены.
Гротескных лиц нелепый хоровод.
Нам не легко даются перемены.

А дальше… Стоп. Забрёл в такую гать.
О чём хотел... Не вспомнится, ей богу.
И незачем, наверно, вспоминать.
И нечего. Ну, всё, пора в дорогу.


Хор придворних з опери "Ріголетто" Джузеппе Верді

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

ТИХШЕ, ТИХШЕ

Тихше, тихше, час для помсти незабаром настає,
Той, не гідний нас, пощади аж ніяк не дістає.
Хто сміявсь над нами всюди,
Посміховисько з цих пір.
В блазня вкрадемо красуню,
Й посміється цілий двір.

Тихше, тихше, не шумімо,
Тихше, тихше, не шумімо,
Тихше, тихше, не шумімо,
Тихше, тихше, не шумімо,
В блазня викрадемо красуню,
Й посміється цілий двір.
В блазня викрадемо красуню,
Й посміється цілий двір.

Буде той, хто насміхався, з нас повсюдно насміхався,
Вічно злісно насміхався,
Посміховиськом з цих пір.
Буде той, хто насміхався, з нас повсюдно насміхався,
Вічно злісно насміхався,
Посміховиськом з цих пір.
Тихше, тихше, не шумімо!
І щоб він не здогадався,
Тихо, тихо та обачно
Ми красуню віднесімо!


Би-2. Мiй рок-н-рол

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

І, що було, те начисто розкриється колись.
Мій рок-н-рол - це не мета, і на засіб не схоже
І не нове, а наново, один, про те й моливсь
Дорога - мій дім, і для кохання це місце не гоже.

Приспів:
Проллються всі слова як дощ,
І там, де ти мене не ждеш,
Нічні вітри тобі подарять прохолоду.
На наших лицях наостанку
Одні лиш відблиски світанку того
Де ти мене не ждеш.

А далі – найсуттєвіше – точнісінько, як ти
У довгій дорозі я своє волосся стрічками оберну
Не заспокоївшись ніяк, тобі рукою дам я знак
Тебе проводжаючи, наче легенду.

Приспів:
Проллються всі слова як дощ,
І там, де ти мене не ждеш,
Нічні вітри тобі подарять прохолоду.
На наших лицях наостанку
Одні лиш відблиски світанку того
Де ти мене не ждеш.

І, що було, те начисто розкриється колись.
Мій рок-н-рол - це не мета, і на засіб не схоже
І не нове, а наново, один, про те й моливсь
Дорога - мій дім, і для кохання це місце не гоже.

Дорога - мій дім, і для кохання це місце не гоже.
Дорога - мій дім, і для кохання це місце не гоже.
Дорога - мій дім, і для кохання це місце не гоже.
Дорога - мій дім, і для кохання це місце не гоже.

(оригинал)

Мой рок-н-ролл

И то, что было, набело откроется потом.
Мой рок-н-ролл — это не цель, и даже не средство
Не новое, а заново, один и об одном
Дорога — мой дом, и для любви это не место.

Припев:
Прольются все слова как дождь,
И там, где ты меня не ждешь,
Ночные ветры принесут тебе прохладу.
На наших лицах без ответа
Лишь только отблески рассвета того,
Где ты меня не ждешь.

А дальше — это главное — похоже на тебя
В долгом пути я заплету волосы лентой
И не способный на покой я знак подам тебе рукой
Прощаясь с тобой, как будто с легендой.

Припев:
Прольются все слова как дождь,
И там, где ты меня не ждешь,
Ночные ветры принесут тебе прохладу.
На наших лицах без ответа
Лишь только отблески рассвета того,
Где ты меня не ждешь.

И то, что было, набело откроется потом.
Мой рок-н-ролл — это не цель, и даже не средство
Не новое, а заново, один и об одном
Дорога — мой дом, и для любви это не место.

Дорога — мой дом, и для любви это не место.
Дорога — мой дом, и для любви это не место.
Дорога — мой дом, и для любви это не место.
Дорога — мой дом, и для любви это не место.


Лина Костенко. В тридесятом царстве оном...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

В тридесятом царстве оном,
рыцарей сзывали звоном,
отзвенел набат и смолк,
звон никто не принял в толк,
нет звонивших с той поры,
но остались комары.

Комары смычки терзают,
комарихи замирают.
В целом мире нет всесильней
комариной камарильи.
Свет не льётся во дворы –
всё обсели комары!

Не пройдёшь и не объедешь –
серая метель, как ветошь.
Заслоняя звёзд дары –
комаруют комары.

Добрые, любвеобильные.
Только очень малярийные.

(оригинал)

Десь-не-десь, в якомусь царстві,
дзвони били по лицарству,
дзвони били й перестали,
бур'яном позаростали
повмирали дзвонарі,
залишились комарі.

Комарі на скрипку грають,
комарівни завмирають.
І нема на світі рівні
комаровій комарівні.
Почорніли ліхтарі -
все обсіли комарі!

Ні пройти, ані проїхать -
сіра віхола, як віхоть.
Ні вікна, ані зорі, -
комарюють комарі.

Гарні, добрі, сірі, мрійні.
Тільки дуже малярійні.


С.Я.Маршак Кицин дім

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

КИЦИН ДІМ

Дійові особи

Кішка
Двоє кошенят
Кіт Василь
Граки
Козел
Бобри
Коза
Поросята
Півень
Баран
Курка
Вівця
Свиня
Оповідач

Хор

На подвір’ї – красень-дім.
Тілі-ділі! Тілі-бім!
На подвір’ї – красень-дім.
Стіни розфарбовані,
Вікна розмальовані.
А по сходах там і тут –
Квіти золоті цвітуть.
По узорчастій доріжці
Рано-вранці сходить кішка.

Ніжки в кішечки прудкі,
А на ніжках – чобітки,
А на ніжках – чобітки,
А у вухах кульчики.
На чоботях –
Лак, лак.
А кульчики –
Бряк-бряк.

Сукня в неї, диво з див,
Варта тисячу рублів.
Та півтисячі тасьма,
Золотиста бахрома.

Вийде киця погуляти,
Як пройдеться коло хати –
Завмирає люд раденький:
До чого ж вона гарненька!

Та й не так вона сама,
Як узорчаста тасьма,
Як узорчаста тасьма,
Золотиста бахрома.

Та не так вже й блиск тасьми,
Як подвір’я та доми.

Про багатий кицин дім
Я вам казку розповім.
Тож посидь та дочекайся –
Нумо, казка, починайся!

Оповідач

Слухайте, малятка:
Жила на світі киця, сито та гладко,
Заморська,
Ангорська.
Жила вона не так, як інші киці:
Спала не де годиться,
А в затишній світлиці,
На ліжечку з крамниці,
Під теплою та довгою
Рожевою ковдрою.
Й на подушку з пуху
Клала свої вуха.

Тілі-ділі! Тілі-бім!
Був у киці новий дім.
Стіни розфарбовані,
Вікна розмальовані.
Дім той мав широкий двір,
І навколо – частокіл.

Проти дому, край воріт,
Жив в сторожці старий кіт.
Вік він двірником служив,
Дім хазяйчин сторожив,
Підмітав доріжки
Перед домом кішки,
Кіт на брамі пильнував,
Та сторонніх відганяв.

Якось раз прийшли до тітки
Два племінника-сирітки.
Під вікном замуркотіли,
Щоб в покої їх впустили.

Кошенята

Тітко, тітко кицю,
Вийди, подивися –
Бідні кошенята.
Ти живеш багато.
Обігрій нас, кішка,
Погодуй, хоч трішки!

Кіт Василь

Хто там муркоче у воріт?
Двірник я кицин, старий кіт!

Кошенята

Ми - кицини племінники!

Кіт Василь

Ось, я вас лясну віником!
Рідні в нас – не злічити,
Й всі хочуть їсти й пити!

Кошенята

Скажи ти тітці киці:
Нема куди нам дітись,
Самім нам страшно спати,
Ні мами в нас, ні тата,
В хатинці вітер свище,
Й підлогу згризли миші,
В шпарини піддуває,
І хлібу в нас не має...
Скажи своїй хазяйці!

Кіт Василь

Пішли ви, голодранці!
Вам що, кортить сметанки?
Тож геть тікайте з ганку!

Кицька

З ким говорив ти, старий кіт,
Дворецький мій Василю?

Кіт Василь

Два кошеняти у воріт -
Поїсти попросили.

Кицька

Яка ганьба! Була сама
Я кошеням колись-то.
Тож кошенята у дома
Чужі не лізли й близько.

То що від нас нероби хтять,
Задурно їжі й ліжка?
Для зголоднілих кошенят
У місті є нічліжки!

Втопиться б родичам усім,
Бодайбо їх не стало!

Лунає дзвінок і шум голосів.
Це прийшли гості.

Ласкаво просимо у дім,
Я, друзі, вас чекала.

Оповідач

Козел до кицьки завітав,
Якого кожен в місті знав,
Із сивою та строгою
Козою довгорогою.

Явився півень бойовий,
З ним квочка, мов лебідка,
І в теплій шалі пуховій
Прийшла свиня-сусідка.

Кішка

Козел Козлович, ось це раз!
Давно чекала я на вас!

Козел

М-м-моя повага, кішка!
Зам-м-мокли щось м-ми трішки.

Спіймав нас дощик дужий,
Тож йшли ми по калюжах.

Коза

М-ми зм-мокли з чоловіком
В кал-люжах тих великих.

Кішка

Вітання Півнику-петру!

Півень

Спасибі вам! Кукуріку!

Кішка

А з вами, кумо-квочко,
Частіше знатись хочу.

Курка

Сюди прийти не легко -
Живете ви далеко.
Виходимо ми рідко,
Бо квочки – домосідки!

Кішка

Привіт вам, тітонько свиня.
Як чоловік ваш та сім'я?

Свиня

Спасибі, кішечка, хрю-хрю,
Тобі подяку я дарю.
Я і сім”я казкова
Живемо пречудово.

Своїх маляток-поросят
Я віддаю в дитячий сад,
Господар править домом,
Я ходжу по знайомим.

Коза

Ми, уп'ятьох, понад усім
Прийшли оглянути ваш дім.
Про нього гомонять весь час.

Кішка

Мій дім відчинений для вас!
Тут в нас їдальня люба.
Всі меблі в ній із дуба.
Ось це стілець -
На нім сидять.
А це ось стіл -
За ним їдять.

Свиня

Та це ось стіл -
На нім сидять!..

Коза

А це стілець -
Його їдять!..

Кішка

Ви помилились мало,
Не те я вам казала.
Стільці вам нащо їсти?
На них зручніше сісти.
Хоч меблі наші не їдять,
Та зручно як на них сидять.

Коза

Якщо по правді, ми з козлом
Не звикли їсти за столом.
Ми любимо на волі
Обідати у полі.

Свиня

А посади свиню за стіл -
Я ноги покладу на стіл!

Півень

Від того про свиней і йдуть
Плітки й погана слава!

(Кішці)

В яку кімнату приведуть
Ті двері, що направо?

Кішка

Направо - шафа, завжди я
В ній гарні сукні лишу.
Наліво - спаленька моя
З лежанкою і ліжком.

Півень
(тихо - курці)

З перини пір’ячка стирчать!

Курка
(тихо)

Вона краде моїх курчат!

Козел

Що це таке?

Кішка

Обновка -
Сталева мишоловка.
Мишей ловити не люблю,
Їх мишоловкою ловлю.
Як тільки хлопне кришка,
Так і впіймалась мишка!.

Там, звідки рід мій вийшов,
Коти не ловлять миші.
Я із сім'ї заморської:
Мій прадід - Кіт Ангорський!
Залізь, Василь, на табурет
І покажи його портрет.

Курка

Який пухнастий!

Півень

Та пригожий!!

Кішка

Краплинку він на мене схожий…

А тут моя вітальня,
Килими й дзеркала.
Купила піаніно я
Недавно у осла.
Щоранку, після чаю,
Сольфеджіо вивчаю.

Козел
(козі)

Дивись, які тут дзеркала!
Я бачу в кожному козла...

Коза

Протри як слід ти очі!
Коза в дзеркалах скоче.

Свиня

Вам, друзі, сталась маячня:
Тут в кожнім дзеркалі свиня!

Курка

Тож ні! Яка ще там свиня!
Тут тільки півень мій та я!

Козел

Сусіди, до яких же пір
Нам вести цей безглуздий спір?
Вельмишановна киця,
Зіграй нам, як годиться!

Курка

Хай заспіває мій супруг.
Хвалитися зарано,
Але у нього гарний слух,
І голос незрівнянний.

Півень

Частіше я співаю сам,
Ще доки не вставали.
Але якщо завгодно вам,
Ми б разом заспівали.

Козел

Я цього цілий вечір жду.
Ах, заспівайте, схожу
На цю: "В городі чи в саду
Зросла капуста гожа"!

Кішка
(сідає за піаніно, грає і співає)

Няв! На землю ніч спустилась.
Вийшли перші зірочки.

П е т у х

Ах, куди ти віддалилась?
Кукуріку! Куд-куди?..

Коза
(козлові, тихо)

Слухай, дурень, перестань
Їсти кицькину герань!

Козел
(тихо)

Смак у неї незрівняний.
Мов листочок капустяний.
Ось для тебе горщик тут.
З'їж і ти цю смакоту!

Півень
(співає)

Ах, куди ти віддалилась?
Кукуріку! Куд-куди?..

Козел
(дожувавши квіти)

Незрівнянно! Браво, браво!
Так, співали ви на славу!
Може, ще щось заспівати?

Кішка

Ні, давайте танцювати...
Зараз я за піаніно
Вашу розжену нудьгу.

Козел

Так, зіграй гопак цапиний!

Коза

Кіз таночок на лугу!

Півень

Півня вальс гарячкуватий
Нам, хазяєчка, зіграй!

Свиня

Ні, дружок, "Три поросяти"!

Курка

Куркин танець "Де-воляй"!

Кішка

Тож не в змозі я, пробачте,
Догодить відразу всім.
Кожен хай як хоче скаче,
Був би танець запальним!..

Усі танцюють. Раптом музика різко
обривається і чуються голоси котенят.

Кошенята

Тітко, тітко кицю,
Вийди, подивися!
Ти пусти нас ночувати,
Поклади до ліжка спати.

Як не має ліжка,
Ляжемо у діжку,
Чи на лавку, чи на пічку,
Ми й на долу спати звичні,
Відчини світлицю!
Тітко, тітко кицю!

Кішка

Мій кіт Василь, вікно завісь!
Хмаринки начебто стяглись.
Їдальню нашу підсвіти
Свічками, поспішай-но,
Вогонь в каміні розведи!

Кіт Василь

Все зроблено, хазяйко!

Кішка

Василь, спасибі, друже мій!
Сідайте колом всі мерщій.
Знайдеться, друзі, по кутку
Вам біля мого коминку.
Хай дощ і сніг бряжчать у скло,
Та в нас спокійно і тепло.
Я пропоную залюбки
Гуртом придумати казки.
Козел почне казкову вість,
А півень – далі розповість,
За ним – коза. А там – свиня.
А після – курка, й потім – я!

(козлові)

Ну, починай!

Козел

...Колись давно
Жив-був козел...

Півень

Клював пшоно...

Коза

Їв моркву...

Свиня

В гній встромляв свій ніс...

Курка

І якось раз яєчко зніс!

Кішка

Ось він пішов ловити миші...

Козел

Козел?

Півень

Ні, півень, всіх залиште!

Коза

Ні, ні, коза!

Свиня

Свиня, свиня!

Курка

Така ж от курка, як і я!

Кішка

Та ні, це киця, киця, киця!..

Козел

Так, друзі, просто не годиться!
Вже темно, треба й шану мати,
Хазяйці слід відпочивати.

Курка

Візит сподобався усім!

Півень

Який чудовий кицин дім!

Курка

Гнізда зручніше не знайти!

Півень

Так-так, курник ваш хоч куди!

Козел

Яка була смачна герань!

Коза
(тихо)

Та що ти, дурень, перестань!

Свиня

Хрю-хрю, хазяєчко, прощай!
За все я вдячна понад край.
Тож у неділю, в три години,
Прийдіть до нас, на іменини.

Курка

А я вас в середу, як слід,
Чекаю на смачний обід.
У курнику ми під вікном
Клювати станемо пшоно,
А після на жердинці
Поснемо поодинці!

Коза

Ми просимо вас в гості
В вівторок, десь о шостій,
На наш пиріг відмінний,
Капустяний, цапиний.
Тож не забудьте, я вас жду!

Кішка

Обов'язково я прийду,
Хоч я і домосідка
І в гості їжджу рідко...
Не забувайте і мене!

Півень

Сусідко, вам скажу одне –
Я ваш слуга довіку.
Повірте, кукуріку!

Свиня

Ну, киценько моя, бувай,
Ніколи нас не забувай!

Кішка

Прощайте, любі гості,
Вас знову бачить хочу.
Я і Василь, старий мій кіт,
Вас доведемо до воріт.

Голоси
(зі сходів, а потім з двору)

– Не кваптесь, бережіться:
Бо можна оступиться!
– Наліво там канава –
Приймайте трохи вправо!
– Спасибі, друзі, що прийшли!
Ми стільки спільного знайшли!
– Так, друзі мають значення!
– Прощайте! До побачення!..


Оповідач

Хазяйка і прислужник
Василь, вусатий кіт,
Ведуть не швидко дуже
Сусідів до воріт.

Розмова знову лине,
Мов хто її плекав –,
А в домі, у каміна,
Вмить килим запалав.

Іще одна хвилина –
І полум’я легке
Березові поліна
Обкутало, палке.

Зайнявши все собою,
Вогонь злетів на стіл
І розлетівся роєм
Золотокрилих бджіл.

Вертається Василю
Та киця з ним, бліда –
І враз заголосили:
- Пожежа! Ой, біда!

Тріск здійнявши, гомін й грім
Охопив вогонь весь дім,
Озирається кругом,
Та махає батогом.

Як побачили граки
Цю пожежу, аж з ріки,
Затрубили,
Задзвонили:

Тілі-ділі,
Тілі-ділі,
Тілі-ділі, тілі-бім!
Загорівся кицин дім!
Загорівся кицин дім,

Цап біжить з відром старим,
Біжить курка з помелом,
Й поросята - з решетом.
Півень - з ліхтарем одним.
Тілі-ділі!
Тілі-бім!

Граки

Гей, пожежна брава варта,
Вам поквапитися варто!
Запрягайте десять пар.
Їдьмо, їдьмо на пожар.

Тож мерщій, без проволоки,
Заповняйте бак глибокий.
Тілі-ділі-тілі-бім!
Загорівся кицин дім!

Досить вже, свиня, стояти,
Годі очі витріщати!
Воду відрами носіть.

Свиня

Я несла вам воду в ситі,
В добрім ситі, в решеті, -
Не донесла в метушні!

Граки

Чим пожежу нам гасити?
Звідки воду наносити?

Чи не знаєш ти, баран,
Де тут був пожежний кран?
Чи не знаєш ти, вівця,
Де поділась річка ця?

Вівця

Ми вам річку не знайдемо,
Бо на березі живемо.
Ми пасемось там щоранку,
Та не видно річки з ганку!

Граки

Ну, від дурнів толку мало –
Прибігають з чим попало.
Гей, бобри-робітники,
Ви ж в біді – помічники,
Нумо, балки всі крушити,
Полум'я мерщій гасити.
Бо вже скоро, мов свіча,
Запалає каланча!

Старий бобер

Ми, бобри, народ робочий,
І до праці ми охочі.
Раз біда прийшла до хати,
Зможемо в нагоді стати.

Гей, роззяви, не товчіться,
Та скоріше розійдіться!
Влаштували тут базар.
Це не ярмарок - пожар!

Бобри

Тож руйнуймо огорожі,
І вогонь втекти не зможе.
Не дозволимо, щоб він
Перебрався через тин!

Кішка

Почекай, старий бобер,
Нащо вам паркан тепер?
Дім від полум'я спасайте,
Наші речі витягайте,

Крісла, шафи та дзеркала –
Щоб пожежа не забрала...
Попросіть бобрів відважних,
Хай рятують меблі наші!

Бобри

Не врятуєте добра –
Вам самім спастись пора.
Тож вилазьте, кіт і кішка,
Із віконця на горищі,
Зачепіться за карниз,
А з карнизу - прямо вниз!

Кішка

Килимів персидських жалко!.

Бобер

Поспішай! Ударить балка –
Й килимів ти не знайдеш,
І сама ти пропадеш!

Старий бобер

Бережіться! Дах злітає!

Свиня

Що таке? Недочуваю!

Бобер

Розбігайтеся від біди!

Курка

Куд-куди! Куди, куди?..

Кицин дім руйнується.

Півень

Ось і рухнув кицин дім!

Козел

Він з усім добром згорів!

Кішка

Де тепер нам проживати?

Кіт Василь

Що я буду вартувати?.

Оповідач

Чорний дим за вітром віється,
Плаче кішка-погорільця...
Бо нема тепер у кішки,
Ані килима, ні ліжка!

Кішка

Ой, Василю мій, Василю!
У курник нас запросили.
Чи піти до півня нам?
На пуху перина там.
Хоч і коле курчин пух,
Все ж перина, не кожух!

Кіт Василь

Що ж, хазяєчко, ходім
Ночувати в курчин дім!

Оповідач

Ось виходить на дорогу
Кіт Василь той кривоногий.
Спотикаючись, бреде
Кішку поруч він веде,
Під курник привів їх путь...
"Курка з півнем тут живуть"?
Прислуховуються – тут:
Горло півнички деруть.

Кішка

Кумонько моя ти, квочко,
В тебе жалісливі очі!..
Нам тепер нема, де жити...
Не збагнемо, що й робити
Я й Василю, мій двірник…
Ти пусти нас в свій курник!

Курка

Я б раділа і сама
Прихистить тебе, кума,
Та ґазда тремтить від злості,
Як до нас приходять гості.
Роздувається, як змій ––
Кохінхінський півень мій...
Півник має довгі шпори,
Тож ніхто з ним і не спорить!

Півень

Кукуріку! Хто тут вдома?
Дайте спокою старому!
Я ж і так всю ніч не сплю,
Разом з півнями встаю.
Місяць вигляне на небо:
Північ вже співати треба.
Тільки-но закрию очі,
Знов зірницю славить хочу.
А зоря – турботу маю,
І утретє вам співаю.
Я на варті круглу днину,
Дайте ж спокою хвилину!

Курка

Чуєш, злиться півень мій.
Ти ж і мене зрозумій:
Якщо він сидить удома,
Навіть курочку знайому
Не запрошую до хати,
Щоб годину скоротати!

Кішка

Ти ж звала нас в свій прихід
У середу на обід?

Курка

Не назавжди я вас звала,
Й середа ще не настала.
Живемо ми тіснувато,
Підросли у нас курчата,
Півнички, мої сини,
Забіяки, пустуни,
Горлодери, задерії,
Тільки битися і вміють,
Взагалі не спочивають,
І вночі вони співають.
Ось, дивися - б'ються знову!

Молоді півники

- Кукуріку! Бий рябого!
- Маківку йому проб'ю!
- Кукуріку! Заклюю!

Курка

От розбійники дурненькі!
Тож іди, кума, швиденько!
Як почнуть криваві втіхи,
Й нам дістане на горіхи!

Півники

Гей, тримай кота і кішку!
Дай їм просо на доріжку!
Рви у кішки і кота
Пух та пір'ячко з хвоста!

Кішка

Що ж, Василь, тепер нам впору
Геть тікати з цього двору.

Курка

В ближній дім прямуйте путь –
Там коза з козлом живуть!

Кіт Василь

Ох, бездомним не радіти
По дворах чужих ходити!

Оповідач

І далі кіт Василь бреде,
Хазяйку поруч він веде.
Ось перед ними древній дім,
Стирчать на вікнах грати.
А в нім коза з козлом своїм
У дурнів сіли грати.

Козел

Ти з глузду з'їхала, коза, –
Хто ж б’є десяткою туза!

Коза

Вдивись, тупоголовий –
Десятка ця бубнова.
Бубни - козирі у нас.

Козел

Так було в минулий раз,
А тепер наш козир - трефа!

Коза
(позіхаючи)

Більше грати нам не треба!
Щось мені набридла гра,
Та і спати вже пора!
Щось втомилась я по грядках...

Козел

Почнемо давай спочатку!
Хто із нас, кажи одразу,
Буде в дурнях цього разу?

Коза

Знаю й так, хто той убогий!

Козел

Не дражни!.. Візьму на роги!

Коза

Довга в тебе борода,
Тільки з рогами – біда.
В мене роги довші вдвічі,
Помовчи, бо покалічу.
Краще далі відійди!

Кішка
(стукається біля хвіртки)

Гей, хазяєчко, впусти!
Кіт Василь і киця. Вчора
Ти звала нас на вівторок.
Ми не в змозі ждати , ясно,
Той прийшли до вас завчасно!

Коза

Добрий вечір. Ми вам раді!
Що вам стало на заваді?

Кішка

На дворі і дощ і сніг,
Ти пусти нас на нічліг.

Коза

Ліжка в нас немає в домі.

Кішка

Ляжемо і на соломі.
Не жалій для нас кутка!

Коза

Ви спитайте у козла.
Мій козел, хоча й безрогий,
Та хазяїн дуже строгий!

Кішка

Що ж сусід нам відповість?

Коза
(тихо)

Говори – немає місць!

Кішка

Тож, коза мені сказала,
Що у нас тут місць не стало.
Лаятися нам не личить -
В неї роги довші вдвічі.

Коза

Все жартує, бородатий!..
Так, у нас тут тіснувато…
До свині ви завітайте,
Та про місце розпитайте.
Від воріт рушайте вліво,
То і дійдете до хліву.

Кішка

Що ж, Василю мій, ходім,
Калатати в третій дім.
Соромно – проситись знову!
Прощавай!

Коза

Бувай здорова!

Кішка

Що ж робити нам, Василю?
На поріг нас не пустили
Ті що друзями звались...
Що ж свиня нам відповість?

Кіт Василь

Ось паркан її і хата.
У віконцях – поросята.
Десять гарних поросят –
Всі по лавочках сидять,
Всі по лавочках сидять,
Та з тарілочок їдять.

Поросята
(розмахують ложками та співають)

Я - свиня, і ти – свиня,
Всі ми, братці, свині.
Друзі, з’їсти ми щодня,
Повний чан повинні.
Ми по лавах сидимо,
Із тарілочок їмо.
Ай-люлі,
Ай-люлі,
Із тарілочок їмо.
Їжте, плямкайте гуртом,
Братці-поросята!
Ми вже свині, в загалом,
Хоч іще хлоп’ята.
Наші хвостики гачком,
Наші рильця п'ятачком.
Ай-люлі,
Ай-люлі,
Наші рильця п'ятачком.
Ось несуть відерце, ах,
Свіжої баланди.

Свиня

Поросята, по місцях!
Слухатись команди!
Не хапайте до батьків
Пійло без наказу.
Тут десяток п'ятачків,
Скільки-то це разом?

Поросята

Ай-люлі,
Ай-люлі,
Це полтина разом!

Кіт Василь

Спів луна на весь провулок!

Кішка

Ми знайшли собі притулок!
Розчиніть віконце трішки.

Свиня

Хто стукоче?

Кіт Василь

Кіт і кішка!

Кішка

Ти, свиня, мене впусти,
Бо нема, куди іти.
Стану посуд вимивати,
Й поросят твоїх гойдати!

Свиня

Не тобі мороку мати,
Поросят моїх гойдати,
А помийне це корито
Навіть ліпше, як не мито.
Не пущу я вас до хати,
В нас не можна гостювати.
Простору самим нам мало -
Нікуди подітись стало.
Чимала моя сім'я:
Мій кабан, та я – свиня,
Та іще у нас десяток
Малолітніх поросяток.
Більші, кумо, є хати,
Ось туди вам треба йти!

Кішка

Ой, Василю, мій Василю,
І сюди нас не пустили...
Не знайшли ми порятунку -
Нам ніде нема притулку!

Кіт Василь

Ось чиясь навпроти хата.
І крива, і тіснувата,
І убога, і мала,
В землю, нібито, вросла.
Хто живе в цій хаті з краю,
Я і сам іще не знаю.
Та попробуємо знову
Про нічліг вести розмову!

Оповідач

Знов виходить на дорогу
Кіт Василь той кривоногий.
Спотикаючись, бреде,
Кішку поруч він веде.
Низом стелеться доріжка,
Оминає рів та сад.
І не знає тітка кішка,
Що у тій хатинці нишком -
Двоє милих кошенят,
Двоє милих кошенят
Під віконечком сидять.
Ось турбує стук сиріт –
Хтось прийшов до їх воріт.

Голос одного з котенят

Хто стукає біля воріт?

Кіт Василь

Двірник я кицин, сивий кіт.
Прошу у вас нічлігу,
Сховайте нас від снігу!

Кошенята

То, кіт Василь, невже це ти?
І тітонька з тобою?
А ми в ваш дім, до темноти,
Просилися обоє.
Куди, двірник, твій гонор зник,
Ти гнав нас геть, по спині!

Кіт Василь

Хіба ж без двору я двірник?
Я безпритульний нині...

Кішка

Пробачте, коли я була
У чомусь винувата.

Кіт Василь

Тепер наш дім згорів дотла,
Впустіть нас, кошенята!

1-ше кошеня

Забути зовсім я б хотів
Образи і насмішки,
Та для блукаючих котів
У місті є нічліжки!

Кішка

Нам до нічліжки йти не слід,
Ми вибилися з сили!

Кіт Василь

Туди, вважай, іти в обхід
Кілометрів з чотири.

Кішка

Якщо ж нам навпростець піти,
Туди і зовсім не дійти!

2-ге кошеня

Ну, що ти скажеш, старший брат,
Ворота відкривати?

Кіт Василь

Скажу по совісті, назад
Не хочеться вертати...

1-ше кошеня

Ну, що поробиш! В дощ та сніг
Погано просто неба.
Хто сам шукав собі нічліг,
Збагне, як дах вам треба.
І той, хто мокнув у воді,
Хто знає лютий холод,
Той безпритульних, що в біді,
Не прожене ніколи!

2-ге кошеня

Але ж у нас убогий дім,
Такий, що ледве дише.
Холодний вітер віє в нім,
Й підлогу згризли миші.

Кіт Василь

Учотирьох, гуртом усім,
Старий полагодимо дім.
У різних працях я знавець,
І на мишей мисливець!

Кішка

Вам стану друга мати.
Вершки почну знімати.
Поїти буду молоком,
Та посуд мити язиком...
Тож приютіть свою рідню!

1-ше кошеня

Та я вас, тітко, не гоню!
Хоч у нас і тісно,
Хоч у нас і тяжко,
Та знайти нам місце
Для гостей неважко.

2-ге кошеня

В нас нема подушки,
Ковдри та матраца.
Щоб не мерзнуть дуже,
Юрбимося разом.

Кішка

Мерзнете ви дуже?
Бідні кошенята!
Шкода, вам подушки
Не схотіла дати...

Кіт Василь

Не дали вам ліжка,
Не дали перини...
Був би нам не лишній
Нині пух під спини!

Мерзне ваша тітка,
Страшно йти за двері...
Може, є в вас, дітки,
Хлібчик на вечерю?

1-ше кошеня

Ось суха шкоринка,
Треба поділиться.

2-ге кошеня

Ось для вас краплинка
Свіжої водиці!

Кошенята
(разом)

Хоч у нас і тісно,
Хоч у нас і тяжко,
Та знайти нам місце
Для гостей неважко!

Кішка

Спати хочу – сил не маю!
Я знайшла нарешті дім.
З вами, друзі, засинаю...
Тілі-ділі... тілі... бім!

(Засинає.)

Хор

Бім-бом! Тілі-бім!
Був на світі кицин дім.
Дерев’яні сходи
З рідкої породи,
Стіни розфарбовані,
Вікна розмальовані.

Тілі-ділі-тілі-бім!
Погорів у киці дім.
Не знайти в тій стороні –
Чи то був він, чи то ні...
Та промовка в нас іде –
Киця й досі там живе.
У племінників своїх!
Ні на мить не лише їх.

Чепурушка, домосідка!
За ворота ходить рідко,
Ловить в льосі миші,
Кошеняток тішить.

Мудрим став і сивий кіт,
Ще таких не бачив світ.
Цілий день робити хоче,
І полює він щоночі.

Кошенятам безустанку
Кіт співає колисанку...
Скоро виростуть сирітки,
Стануть більшими за тітку.

Разом жити тісно їм –
Треба зводить новий дім.

Кіт Василь

Треба зводить неодмінно.
Нумо, дружно! Нумо, сильно!
Вчотирьох, сімейством всім,
Побудуймо новий дім!

Кошенята

Ми гладенько кругляки
Покладемо у рядки.

Кіт Василь

Вийшло все, як на папері.
Сходи ставимо та двері.

Кішка

Вікна розмалюймо,
Стіни розфарбуймо!

1-ше кошеня

Ось і піч
Коло труби.

2-ге кошеня

І для ганку
Два стовпи.

1-ше кошеня

Справимо горище.

2-ге кошеня

Дах зведемо вище.

Кішка

Стіни клоччям захистім.

Усі
(разом)

І готовий новий дім!

Кішка

Завтра буде новосілля.

Кіт Василь

На усю вулицю застілля.

Усі
(разом)

Тілі-ділі-тілі-бім!
Завітайте в новий дім!
























































Рыбы, бабочки и змеи

Раздел: Любовная лирика

Думал – выброшу, сумею…
Но всплывают, не таясь,
Рыбы, бабочки и змеи
Из подкорки бытия.

Взгляд твой карий, незабвенный –
Чемодан, гудки, вокзал –
Параллельною вселенной
Надо мною нависал.

Столько лет, а мне всё снится
Та прощальная звезда…
Отпустил тебя в столицу,
Получилось – навсегда.

Но тогда, беды не чуя,
Без печали и забот,
Провожал тебя, родную,
Тычась носом в твой живот.

Чтоб скорее воротиться
Ты могла ко мне опять,
Дал альбомы живописца –
Путь не близкий скоротать.

Мы до старости могли бы…
Но растаяли вдали
Змеи, бабочки и рыбы
На полотнах у Дали…


Письма лучшему другу (5)

Раздел: Разная лирика

ПИСЬМО ПЯТОЕ

* * *
Мой лучший друг, мой вымысел, мой бхут,
Пишу к тебе опять, с тревожным сердцем -
Мурляндцы поголовно нынче врут,
Под ложью перекрёстною раздейцев.

Со всех экранов, изо всех щелей,
Раздея и Мурляндия, надрывно
Друг друга оскорбляют всё сильней,
Себя изгадив руганью сортирной.

* * *
Все недовольны всеми. Но никто
Не знает, как унять подобный кризис.
Король наш оказался конь в пальто,
Упал на дно и что-то мямлит снизу.

На свято место, ото всех сторон,
Пополз народ, кто в теме и не в теме.
Кого б не усадили мы на трон,
Его же и попрём, по старой схеме.

* * *
И каждое решение властей,
Утративших своих мурляндцев веру,
Подбрасывает дров в костёр страстей,
И только накаляет атмосферу.

Уже никто не верит в компромисс,
Нужна победа, всем, любой ценою.
Мы, на краю провала, смотрим вниз,
Не видя дна за лживой пеленою…

ПИСЬМА (1-3) http://www.poezia.ru/article.php?sid=96134
ПИСЬМО (4) http://www.poezia.ru/article.php?sid=102371


Год прошёл, как нет Царёва...

Раздел: Разная лирика

«И вослед бродяге старухи крестятся:
Ты гляди, он пола-то не касается!..»

Игорь Царёв «Бродяга и Бродский»

Год прошёл, как нет Царёва.
Смерть незряча и сурова.
Без Царёва мне хреново.
Всем хреново без Царёва.

Жил, во многом «не от мира»,
Прячась в тень своих свершений,
Со своей царицей Ирой,
Царь пера, российский гений.

Жил он просто, тих и скромен,
Без блатного интереса.
Но талант его огромен,
И громадна суть процесса

При котором дивным слогом,
Сердце вывернув наружу,
Он записывал за Богом,
То, что вкладывал нам в душу.

Без надрывного напряга,
Шёл по жизни шагом верным,
Как в стихе его, Бродяга,
Не топчась в житейской скверне.

Друг мой, брат, тебя не стало…
Украина не забудет!
Так нальём же, как бывало -
Вздрогнем, Игорь, т.е. Будьмо!


Майдановский дурачок

Раздел: Разная лирика

Вокруг него воюют и буянят,
Поют, смеются, плачут невпопад…
А он сидит на сумрачном майдане,
И к небу обращает ясный взгляд.

Горят костры, бойцы стоят стеною,
Летят гранаты с четырёх сторон…
А он сидит, торжественно спокоен,
Как будто в сон приятный погружён.

Кругом орут – Стреляйте! Не жалейте!
И виден сквозь огонь кровавый след…
Его рука покоится на флейте,
И в рясу почему-то он одет.

Он шепчет - Бог, Твои деянья дивны!
И вновь молчит в смиренности благой…
На флейте он, порой, играет гимны,
Да ведь никто не слушает его.

Беснуется толпа – Свободы! Хлеба!
На лицах от огней зловещий свет…
А он сидит, с улыбкой смотрит в небо,
И небо улыбается в ответ.


Даруй нам, світ, хвилини забуття...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

* * *

Даруй нам, світ, хвилини забуття,
Можливість відсапатися, спочити,
Щоб вічний грім бурхливого життя
Мав човен серця інколи щадити.

Щоб в чорноземі мовних порожнеч
З’являлась раптом та першооснова,
З пітьми якої, виждав свій терпець,
Прокльовувалося пагонами слово.

Нехай гамує погляд укриття,
Нехай вуста кріпить печать мовчання.
Даруй нам, світ, хвилини забуття -
Розчути ноти сутого звучання.

* * *

Даруй мне, жизнь, минуты тишины,
Возможность отдышаться, оглядеться.
Чтоб вечный рокот звуковой волны
Хоть изредка щадил кораблик сердца.

Чтоб в чернозёме звуковых пустот
Вдруг возникала та первооснова,
Из тьмы которой, выждав свой черёд,
Ростком на свет проклёвывалось слово.

Пусть взор смиряет белизна стены,
Пускай уста крепит печать молчанья.
Даруй мне, жизнь, минуты тишины –
Расслышать ноты твоего звучанья.




Раскинуть руки, в небо улететь...

Раздел: Любовная лирика

Раскинуть руки, в небо улететь…
Ища от одиночества лекарство,
Влюбиться! Да не вдрызг, а так, на треть,
Оставив место смыслу и коварству.

Сгорать в огне неудержимых чувств,
Не спать ночами, пить напропалую,
И в трепетном предчувствии безумств
Молить луну о сладком поцелуе…

Всего добиться, бросить и забыть.
Заречься, повторяя – грешен, грешен…
И ощутить невидимую нить,
Которой к небу всё ещё подвешен.

Затосковать, нарушить свой зарок,
Кому-то руки опустить на плечи,
И вновь пройдя непонятый урок,
Признать, что одиночество не лечат…


Украина в огне

Раздел: Разная лирика

Украина в огне. Наше хрупкое право на счастье
Разлетелось, как блюдце, и никто его склеить не смог.
И держава грозит расколоться фарфором на части,
Что случайно из рук обронил невнимательный бог.

Украина в огне. Беспощадно растоптана радость
От возможности жить, без оглядки на стук каблуков.
И в нашивках «СС» восстает красно-чёрная гадость,
Призывая казнить всех в стране «москалей» и «жидов».

Украина в огне. И, с карачек привстав на колени,
Наблюдает народ, как стреляют в детей и солдат.
Первобытной рукой с пьедесталов свергается Ленин,
И не ясно теперь, кто же будет во всём виноват.

Украина в огне. Догорают мечты и надежды
На чадящих кострах бесконечно корыстных идей.
Только мы здесь никто, нас опять не учли, как и прежде.
Вам на нас наплевать, пощадите хотя бы детей…


Прощальный сонет Цурэна

Раздел: Сонеты, канционы, рондо, триолеты

Как лист увядший падает на душу
Предательство родной страны немое,
Поэта превратившее в изгоя,
Перед которым я обезоружен.

Но арканарцам не нужны сонеты,
Заботы их – о выпивке и хлебе.
Я обречён к скитаниям по свету,
Они – повиноваться дону Рэбе.

Ты изменить мечтал их, дон Румата –
Прощай, мой друг, тебя я не увижу,
Ты не Всевышний, хоть и послан свыше,
Но я – невосполнимая утрата.

Нет смысла в исцелении планеты,
Когда народ к утратам равнодушен.
И знанье – миру не нужны поэты,
Как лист увядший падает на душу…


Мой бог, такие холода...

Раздел: Любовная лирика

Мой бог, такие холода,
Что жизнь не стоит даже сольда.
Мир будто сделан изо льда,
И, значит, ты – моя Изольда.

Капель заплачет – ми-си-соль,
Под голубыми небесами,
И станешь ты – моя Ассоль,
А я – твой принц под парусами.

Явив земле парад планет,
В наш славный сад вернётся лето.
Поправ шекспировский сюжет,
Ты будешь для меня – Джульетта.

Придёт осенняя пора,
На брудершафт с погодой хмурой,
В вино макая вечера,
Я назову тебя - Лаурой.

Любовь меняет имена,
Ты – Маргарита, я – твой Воланд.
И пусть за окнами зима,
С тобой вдвоём не страшен холод.


Я был раздавлен Пастернаком...

Раздел: Иронические стихи

Я был раздавлен Пастернаком
Когда в двенадцатом часу
Бессонницы священным знаком
Качнулся томик на весу

Слова и мысли отлетели
В моём разрушенном мозгу
Скрещенья, свечи и метели
Меня сводили в мелюзгу

Ища спасенья у Марины
Переменить решил я том
Но не прочтя и половины
Вдруг осознал, как я смешон

В самосравнениях несносен
Хотел ответить – ху из ху?
Но мудрый и циничный Осип
Перемолол меня в труху

Уже терзаем болью плотской
Вслепую новый том достал
Мне под руку попался Бродский
Ну, всё, ребята, я пропал…


Моё Рождество

Раздел: Разная лирика

Всю ночь шёл дождь. Туманилась тоска
Над слякотным уныньем серых улиц.
Грачей неутомимые войска
Кружили в небе, хоть едва проснулись.

Мой пёс, узрев грачиный променад,
Взрывался нервной бранью спозаранку.
Разбужен лаем, сам себе не рад,
Надев спросонок свитер наизнанку,

Я вышел в сад, окрикнул пса – Молчи!
Печально осознал, что сна не будет,
Ругнулся в небо – Чёртовы грачи…
С ночной работы возвращались люди,

И я, лишённый всяческих работ,
Вздохнул – А мог бы спать, хоть понедельник.
Но мыслей неотвязный хоровод
Напомнил мне – венки, кутья, веселье…

И сразу всё вдруг стало по местам,
Лилась над садом не вода, а миро,
Мой дом, собачий лай, грачиный гам,
Слились в одной родной картине мира.

Я сделался частицей божества,
Январь-бунтарь стал друг мне и подельник,
И дивный свет святого Рождества
Забрезжил сквозь клубящийся Сочельник.


Мы веруем – рожденья на Земле...

Раздел: Любовная лирика

Мы веруем – рожденья на Земле
Способны зажигать над нами звёзды.
Нам, мышкам, копошащимся в золе,
С амбициями совладать не просто.

Едва дерзнём на небо бросить взор,
Спешим призвать на помощь провиденье,
И нежит души нам тщеславный вздор,
Что мы - небес причина сотворенья.

Разглядывая звёздную тетрадь,
Где карты расчертил небесный штурман,
Нам ни за что не хочется признать -
Не нами мир и не для нас придуман.

Мы - меньше единицы. Мы - ноли.
Мы так малы, что мир под микроскопом
Не может нас, затерянных вдали,
Ни в одиночку различить, ни скопом.

Но люди существуют для людей.
И только нам до нас бывает дело.
Так разреши, любимая, скорей
До губ твоих дотронуться несмело…


Не выпал снег. Зелёная трава...

Раздел: Разная лирика

Не выпал снег. Зелёная трава
Ничуть не совместима с Новым годом.
Всё не могли привыкнуть мы сперва
К капризам переменчивой погоды.

Но годы шли, упрямо шли года,
И наблюдая жизнь, как папарацци,
Мы столько подсмотрели, что тогда
Утратили способность удивляться.

Не придавая смысла ничему,
Едва ли веря в радость ниоткуда,
Мы разлюбили эту кутерьму,
Где Новый год и ожиданье чуда.

Где в каждый дом усталый чародей
С подарками спешит к сыночку, дочке,
Где не зевай, загадывай, успей
Развесить для его даров носочки…

Мир остаётся скушен и сердит.
В тоске о счастье, мы бредём к итогу.
Так в непогоду дряхлый инвалид
Вдруг чувствует отрезанную ногу.


Письма лучшему другу (4)

Раздел: Разная лирика

ПИСЬМО ЧЕТВЁРТОЕ

* * *
Мой лучший друг, в Мурляндии война.
Но не печалься, никому не больно.
Народ привык коситься из окна
На эти опереточные войны.

В которых платный люд, со всех сторон,
На миг забыв прослушку и наружку,
Лелеет нецензурный лексикон
И камешками целится друг в дружку.

* * *
Изрядно обленившись всей страной,
Мурляндцы, дабы прекратить мытарства,
Не выдумали участи иной
Как попроситься к Тридесятым Царствам.

Страна Раздея, северный сосед,
Мурляндцев поучая по привычке,
Решила прекратить весь этот бред
И пригрозила не давать нам спички.

* * *
Ведь спички, что в Раздее мы берём,
Для шантажа испытанное средство,
Без них мурляндцы попадут в дурдом -
Не закурить, однако, не согреться.

Трунят раздейцы – где вам в Тридевять,
Да посмотритесь в зеркало и баста,
Вам не сломать, мурляндцы, вашу мать,
Наш строгий принцип – Раздевай и властвуй!

* * *
Раздея и Мурляндия, в веках,
Ведут игру « А ну-ка, обхитрите!»,
Мы говорим на разных языках,
Но думаем, как видно, на иврите.

Громила Хам, наш нынешний король,
Сбежал, столкнув студентов и магнатов.
Теперь в стране его вакантна роль,
Да нету адекватных кандидатов.

* * *
Мой лучший друг, мой призрак, мой фантом,
Я, как и ты, почти не существую,
В стране, где распрощался – поделом! -
С надеждой обрести страну иную.


Колокольным звоном ходики...

Раздел: Разная лирика

Колокольным звоном ходики
Над пустым столом в столовой
Нам отсчитывают годики
Нашей жизни бестолковой

Где не прячь местоимение
Не сокроешь за деревьями
Как шатается имение
На ветрах шального времени

Что сидим с такими лицами
Похороны или свадьба
Сладко стонет половицами
Подгулявшая усадьба

Вся-то жизнь – одно мгновение
Суть её – теченье вечное
Смутно наше ощущение
По дороге в бесконечное

Бесконечность есть забвение
Ходики стучат по темени
И шатается имение
На ветрах шального времени


Ну вот и наступают холода...

Раздел: Философская лирика

Ну вот и наступают холода,
И сердце остывает понемногу,
И всё резвее вдаль спешат года,
И всё труднее различить дорогу

И ты, боясь привыкнуть впопыхах
Разглядывать у зеркала седины,
Начнешь ценить мелодию стиха,
Бокал вина и кресло у камина

Где смутно постигает голова,
В каминном огнедышащем свеченье,
Что превращенье дерева в дрова
Есть высшая ступень предназначенья

Мы все сгорим на жертвенном огне,
Отдав свой жар, кто дольше, кто короче,
И в нашу честь в подлунной вышине
Растают искры от лампадок ночи


Простудный ветер ноября...

Раздел: Любовная лирика

Простудный ветер ноября
Над старой площадью паря
Полощет флаги
Горит вечерняя заря
И тянется, наверно, зря
Перо к бумаге

Простуженным уходит год
А в нём сам чёрт не разберёт
Где свет, где тени
И в чехарде пустых забот
Одно лишь радостью влечёт -
Твои колени

Звенят стальные корабли
На шпилях в ветреной дали
Спеша в дорогу
Пусть мы сегодня на мели
Воздай нам, Господи, любви
И веры в Бога


Клеобул из Линда. Из цикла "Цари"

Раздел: Циклы стихов

Перед лицом превратностей судьбы
Будь благороден, как пристало мужу.
Тогда друзья, семья, враги, рабы
Твои грехи не вывернут наружу.

Не унижайся, если тяжело,
И в счастье ты не возносись высоко.
Тебе с женою знатной повезло?
Не радуйся, с её роднёй морока…

Всё больше слушай, меньше говори,
Но если молвишь, будь благоречивым.
Возьми себе науки в буквари,
Не засоряя мозг никчёмным чтивом.

И низшего ни в чём не презирай,
Сейчас ты царь, а завтра – на галеры…
В фундамент лет главнейшею из свай
Забей – всего важнее чувство меры.


Тигровое

Раздел: Сонеты, канционы, рондо, триолеты

Легко быть грозным. Без тебя.
Блюсти строжайшие запреты
На мысли о тебе. При этом,
Напрасно нервы не губя,

Прийти не суетно домой,
Не поздно лечь и встать наутро.
А не дрожать сиюминутно
Где ты и с кем ты, боже мой…

Не представлять тебя нагой
Легко. Мечтам такого сорта
Сказать уверенно и твёрдо -
Могу я быть с любой другой.

Но встретимся – во мне мой тигр
Котёнком маленьким притих.


И когда приладит крылья нам верховный орнитолог...

Раздел: Любовная лирика

И когда приладит крылья нам верховный орнитолог,
И рассадит нас по веткам, и слегка взмахнёт хлыстом,
И святые наши слёзы застучат в небесный полог,
И смешными голосами мы о вечном запоём,

Нам припомнится, наверно, о земном всего минута,
Из длиннющей нашей жизни, пробежавшей впопыхах,
Та, в которой мы несёмся в никуда из ниоткуда,
Где тебя из детства в зрелость уношу я на руках.

Как отсвечивали свечи в зеркалах казённых комнат,
Как подрагивало пламя в такт сплетеньям наших тел,
Вкус слезы и поцелуя непременно губы вспомнят,
И греха пьянящий запах нас вернёт в земной предел.

И тогда мы сбросим крылья, скинем белые одежды,
Разбросаем по кровати лепестки кровавых роз,
И шуты, и акробаты подивятся, как и прежде,
Продолжительности смеха и причудливости поз.


Когда на расстоянии руки...

Раздел: Любовная лирика

Когда
На расстоянии руки
Взойдёт
И растворится в небесах
Звезда
С которой были мы близки
Чей свет
Замешан на моих слезах
Сойдут
В оцепененье тишины
Мечты
Что истязали сердце всласть
И страх
Как осознание вины
Шепнёт
О том, что жизнь не удалась
Что всё
Могло пойти другим путём
Что мир
Пустых надежд не оправдал
И я
Как лунный ветер, невесом
Взовьюсь
К вершинам белоснежных скал
Мосты
И наши души догорят
Пожар
Утратит отблеск золотой
Звезда
Мы превратимся в звездопад
С тобой


Ночной сад

Раздел: Пейзажная лирика

Подслеповатая луна
Царит на сером небосклоне.
Наш сад в такие ночи склонен
Играть паяца и лгуна.

В нём клён, гуляка холостой,
Посеребрённый лунным светом,
Бредет к рябинке за советом,
Её пленённый красотой.

Как только птичий гомон стих,
Сверчковый хор всё чётче слышен,
Ночной полёт летучей мыши
Не искажает этот миг.

И пусть седые валуны
Глухонемы и слабозрячи,
Они справляются с задачей
Хранить покой и наши сны.

А в полночь, ото всех сторон,
Вползут тревоги и сомненья,
И сад дрожит в оцепененьи,
Непредсказуем, будто сон.


Будда Шакьямуни, принц Сиддхартха Гаутама. Из цикла "Цари"

Раздел: Циклы стихов

Царица спит, ей снится дивный сон –
Звезда в ночи блистает, как корона,
Ей ту звезду подносит белый слон,
И погружает в царственное лоно.

И наступают неземной покой,
Блаженство, радость ожиданья чуда,
Земля ликует новости такой,
Проходит срок – и в мир приходит Будда.

Рождённый при дворе, наследный принц,
Не знающий печали и напасти,
Он осознал – смысл жизни вне границ
Материальных благ, страстей и власти.

И Будда покидает свой дворец,
И обретает вечность вместо трона.
На все века путь указал мудрец,
Достойный лишь немногих Просветлённых.


Хилон Лакедемонянин. Из цикла "Цари"

Раздел: Циклы стихов

Мудрого мужа взрастила себе копьеносная Спарта,
Немногословен Хилон, но слова его дорого стоят:
«Не распускай языка под влияньем хмельного азарта,
Остерегайся глумиться над ближним в быту и застолье.

Лютой расправой врагу не грозись, это бабья работа,
Убыль понёс – примирись, оскорбили – отмсти непременно.
Если суётся в чужие дела распоясанный кто-то,
Возненавидь его, плачут по нём и кулак, и колено.

О невозможном не грезь никогда. За порукой – расплата.
Не оскорбляй никого, ибо сам оскорблённым предстанешь.
Чти пожилых, стариков, ведь состаришься тоже когда-то.
Путь проходи свой неспешно и помни о пользе пристанищ».

Достопочтенным остался Хилон и в глубоких сединах,
Честным трудом совладав со своею земною задачей.
Умер счастливый отец в день победы любимого сына,
Что в олимпийских боях превозмог всех борьбою кулачной.


Соломон Мудрый. Из цикла "Цари"

Раздел: Циклы стихов

Сорок лет на троне, каков итог.
Копи плавят медь, сотни колесниц
Так горят на солнце, что враг не мог
И помыслить против, лишь падал ниц.

Щедро платит мзду всякий караван,
И растёт число резвых табунов.
Только всё проходит. И Тот, кем дан
Сей урок, во всём далеко не нов.

Он жесток и жалостлив. Мудрецам
Не дано деяний Его постичь.
Кто ты есть, морщинка с Его лица,
Справедливый царь, собиратель притч.

Нам не ведом замысел, вот итог.
Не поймаешь ветра шальной порыв.
Помню, был однажды велик, как Бог,
В день, когда увидел я Суламифь.


Периандр Коринфский. Из цикла "Цари"

Раздел: Циклы стихов

Покой прекрасен, мерзостна корысть.
Но друг в беде, будь рядом в одночасье.
Не помогай врагам себя загрызть,
Всегда таи от них свои несчастья.

Ошибкою прервав стараний нить,
Всё поправляй, усилия удвоив.
Умей и в счастье пыл свой усмирить,
И в горе будь разумен и спокоен.

Не выдай тайны, сговора держись.
Не стань своим обетам лжесвидетель.
И если опасаешься за жизнь,
Возьми себе не меч, но добродетель.

За деньги ничего не продавай,
Ни честь свою, ни совесть, ни свободу.
С готовностью умри за отчий край.
И - ВЛАСТЬ ДОЛЖНА ПРИНАДЛЕЖАТЬ НАРОДУ.


Питтак из Митилены. Из цикла "Цари"

Раздел: Циклы стихов

Дело умных – предвидеть беду,
Дело храбрых – справляться с бедою.
На престол я героем взойду,
И для многих останусь героем.

Десять лет находясь у руля,
Власть законов приемлю в награду,
Бескорыстной планиде царя
Ни земель, ни сокровищ не надо.

Пусть в достатке здесь каждый живёт
И добреет, как тучные овны.
Я от войн охраню свой народ,
Ведь победы должны быть бескровны.

А уйду за земной окоём,
Мне напишут на камне у моря -
«Лесбос плачет о сыне своём»…
С неизбежным и боги не спорят.


Солон из Афин. Из цикла "Цари"

Раздел: Циклы стихов

Внемлите, о, сограждане Афин,
Моим стихам, запретным и беспечным –
Мы отвоюем остров Саламин,
Лишь притворюсь, для дела, сумасшедшим.

Затем, победе славной дань воздав,
Меня вы править вами изберёте,
Даруя мне святейшее из прав –
Служить гарантом воли при народе.

Тебя не подведу я, мой народ,
Отныне каждый – раб, купец, влюбленный –
Не в страхе и корысти заживёт,
А в унисон с законами Солона.

Пребуду мудрым, даже постарев.
А отойду, честь воздадут сединам –
Меня сожгут на жертвенном костре,
Рассеяв пепел мой по Саламину.


Письма лучшему другу (1 - 3)

Раздел: Философская лирика

ПИСЬМО ПЕРВОЕ

* * *
Мой лучший друг, как если бы ты был,
Ты дорог мне, как бог, как наважденье,
Пишу тебе из наших Фермопил,
Где, что ни день, за жизнь идёт сраженье.

У нас теперь, в Мурляндии, весна,
Народец вял и бледен, все, кто выжил,
И только ветром полнится казна,
А, кто умней, становится на лыжи.

* * *
Наш царский двор походит на дурдом,
Где о себе не помнят: где ты? кто ты?
Мы разучились жить своим трудом,
И даже зэки в тюрьмах – без работы.

В сетях уклада, сколько не борись,
Проблемы липнут кстати и некстати,
Во столько раз подорожала жизнь,
Что ничего не стоит, в результате.

* * *
Хоть мышеловки вновь дают кредит,
В бесплатный сыр поколебалась вера,
Исчез, как данность, мот и сибарит,
Ни пиршеств больше нет, ни адюльтера.

Весна сечёт то снегом, то дождём,
Нам всё равно, как жить, под тем и этим,
Глобальный апатический синдром,
И если и умрём, то не заметим.

ПИСЬМО ВТОРОЕ

* * *
Мой лучший друг, пускай ты только миф,
Но все другие мне настолько чужды,
Что содрогаюсь я, узрев иных,
И нет честней и крепче нашей дружбы.

Что не писал? Жара не для стихов.
То кур завёл, изведав культ омлета,
То в гидропарк, понюхать шашлыков,
И гидра парка съела это лето.

* * *
Теперь вот осень. Кур пустил под нож.
Случилась драма, что дождя не реже,
Как добрый вождь я был в курятник вхож,
Но кто в вождей поверил, тех и режем.

Мурляндия готовится к зиме.
Так к войнам не готовятся народы.
Тарифы вздёрнут – в сотый раз, заметь –
Высокоаморальные уроды.

* * *
И нищий люд, без ссуды на тепло,
О светлом завтра искренне менжуясь,
В стране, где даже выжить западло,
Вернётся в век времянок и буржуек.

Не испугать мурляндцев и тюрьмой,
Неясно, где теперь без денег лучше,
Здесь, со страной ведя неравный бой,
А, может, там, на зоне, за колючкой.

ПИСЬМО ТРЕТЬЕ

* * *
Небо хмурится. Наверно, грянет буря.
А не буря, так зарядит дождь осенний.
Будет повод, вместе с небом брови хмуря,
У камина выпить рюмку во спасенье.

Проходимцем год прошёл. Хотя об этом
Мне писать тебе – ни радости, ни горя.
Всё равно ты не торопишься с ответом,
Ведь тебя не существует априори.

* * *
Так что буду я, мой друг, предельно краток.
Сталось то, чего представить был не в силе.
Кратковременный мурляндский беспорядок
Повсеместно стал устойчив и стабилен.

Те, кто сверху, крепко держатся друг друга,
Перекрасив под себя всей власти звенья.
И всегдашняя мурляндская разруха
Преподносится теперь как достиженье.

* * *
Кто не с властью, разбегаются в кошмаре,
Против трона нынче нет легионеров.
Снова выборы в Мурляндии в разгаре,
И со всех столбов – глаза миллионеров

Хитро щурятся на нищих идиотов,
Продающих голоса при вялом теле.
Идиоты спорят до седьмого пота,
Будто выбор есть у них на самом деле…


Ах, Ахматова, ах, Ахмадулина...

Раздел: Любовная лирика

Ах, Ахматова, ах, Ахмадулина,
Тонких лирик безбрежное зарево,
Но царицей из общего улья,
Над строфой расцветает Цветаева.

Будто Дева Мария, Мариночка,
Вы душе даровали спасение,
Все излучины, до сердцевиночки,
Напитав неземным наслаждением.

И когда я раздавлен, в тоске бухой,
В Ваших строк погружаюсь омут,
Я пою Вам, как давней знакомой,
И не страшно покончить Елабугой…


Мир полон радости и зла...

Раздел: Любовная лирика

Мир полон радости и зла,
Испив из этих чаш с лихвою,
Молю, чтоб наша жизнь текла
Лишь в состоянии покоя.

Даруй нам, Господи, покой,
В обмен на мудрое смиренье,
Чтоб вопреки беде любой,
Сходило умиротворенье.

Не станут золото и власть,
Иль капли слёз у аналоя,
Ни страсть, ни прочая напасть –
Важней душевного покоя.

Так, словно бурная река,
Стихает, попадая в море,
Твоей руке моя рука
Даёт уверенность в опоре.

И ярче света всех светил,
Осознавать – нас двое, двое,
И как бы рок не остудил,
Мы отогреемся покоем.


Предтечей горя отозвался март

Раздел: Разная лирика

Предтечей горя отозвался март,
Подталкивая к праву первородства,
Он надорвал у мамы миокард,
И мне пророчит скорое сиротство.

Март отпевала, злобный дуралей,
За кем пришёл ты в бешеном азарте?
Ведь большее количество смертей
Всегда случалось почему-то в марте.

Мы все пройдём долиною теней,
Нам не нарушить планов демиурга,
Но книгу жизни матери моей,
Пусть март продолжит скальпелем хирурга.

Внемли, Всемилосердный, этот стих,
Молю Тебя смиренно, по-сыновьи,
И сердце, что болело за других,
Жестокий март пускай не остановит…


Деньги

Раздел: Разная лирика

Степень свободы не сделаться вовсе скотом.
Ключ, открывающий двери к познанию мира.
Крепкий уют, наполняющий тело теплом.
То, что нам дорого – дача, машина, квартира…

Их заработать – и доблесть нужна и успех.
А сохранить – рассудительность, ум и удача.
Даже умение тратить живёт не во всех,
Это талант и искусство, никак не иначе.

Ценность сокровищ не в камешках по сундукам,
Не во внесении средств в потайные тетради.
Деньги не любят дороги топтать к дуракам,
Те ведь не знают, как в радость и с пользой их тратить.

Степень свободы не сделаться вовсе скотом.
Пусть, кто попроще, ругают их, выкатив зенки.
Радостно пёс мне с порога виляет хвостом,
Он-то уж точно встречает меня не за деньги.


Что ещё случится...

Раздел: Любовная лирика

Что ещё случится,
тут, с зимой в связи?
Маета-волчица
прорычит вблизи,
И от снежных комьев
потускнеет свет,
Домовым бездомным
разбирая след…
Ночь морозным жалом
вздыбит волоски,
Из-под одеяла
выглянут носки,
И продрогнут пальцы,
будущность сулит
Здешним постояльцам
ОРЗ, бронхит.
И от снежной жути
за слепым окном
Станут греться люди
сексом и вином,
И срывать одежды,
распалив очаг,
И мечтать, как прежде,
новый день зачать…


И когда завьюжит, страшней вдвойне...

Раздел: Философская лирика

И когда завьюжит, страшней вдвойне
Сознавать, что счастье уже не светит,
Что едва ли нужен жене, стране,
И лишь дети держат тебя на свете.

И тогда не жалко пустых минут,
И уже не веришь, что время ценно,
И нигде тебя никогда не ждут,
И стучит в висках, и болит колено.

И уже нельзя ничего вернуть,
Жизнь давным-давно не сулит открытий,
И какой бы плавный не выпал путь,
Не пройти его, не растратив прыти.

И уже банален любой предмет,
И ни в чём теперь не отыщешь нечто,
И теряет память к надежде след,
И рыдает вьюга бесчеловечно…


Взявшись за руки

Раздел: Любовная лирика

Мы погасим свет и нырнём под плед,
И возьмёмся за руки – и взлетим!
И во сне настигнем хвосты комет,
Что пронзают искрами млечный дым.

А потом умоем лицо луне,
Расчёсав ей кратеры на пробор,
И по ней прокатимся на слоне,
Мимо лунных впадин и лунных гор.

От Венеры к Марсу протянем мост,
И вину уроним с него в волну,
Проведём вразброс перекличку звёзд,
И зажжём на небе ещё одну.

Я до самой смерти с тобой не прочь
И кроить краюху, и чад рожать,
И упрямо верить – в любую ночь,
Наших рук, любимая, не разжать.


Брют и бри

Раздел: Любовная лирика

Дерзкая лирика грехопадения –
Я проникаю в тебя с наслаждением,
Сквозь послевкусие и испарения
Брюта и бри,

Ворох одежды и клочья сомнения
Сброшены нами в пылу наваждения,
Раз отдаваться, так до исступления –
Плачь и искри.

Страсть и порок нам сейчас предназначены,
Мы им покорны и ими охвачены,
Может, предстанет всё это обманчивым
В брызгах зари,

Только не с нас на земле это начато,
Кровь закипает от взгляда горячего,
Бейся в экстазах и чувства растрачивай,
Жги и умри.

Жизнь коротка и во всём переменчива,
Вмиг промелькнёт, а и вспомнить-то нечего,
Фатум сулит нам с улыбкой застенчивой
Смерть на пари,

Мифы о вечном слегка опрометчивы,
Брютом и бри мы сегодня повенчаны,
Так уж не бойся, греши, моя женщина,
Ярче гори.


Мы встретились. Не сразу. Но когда...

Раздел: Любовная лирика

Мы встретились. Не сразу. Но когда
Мы встретились – как ритм, звучащий в теме –
Вмиг уловили, что ушла беда,
Что, до сих пор, встречались мы не с теми.

Но мудрый Бог нам слал людей не тех,
Не из каких-то умыслов коварных,
А лишь затем, чтоб значим стал успех,
И мы за встречу были благодарны.

Не плачь о том, что время утекло,
Нас друг для друга прошлое хранило,
О всём вчерашнем вспоминай не зло,
И улыбнись тому, что это было.

И вот мы вместе. Каждый попросил,
И добрый Бог исполнил наши тайны,
Чтоб в счастье жить, не трать напрасных сил,
Все лучшее сбывается случайно.


Аве Мария

Раздел: Религиозная лирика

И когда воздастся тебе, ему,
Поделом за каверзные дела,
И когда наступит конец всему,
Ты приди, что Бога нам родила.

И когда планете в огне, дыму,
Свой вердикт объявит противник зла,
И злосчастный мир заточит в тюрьму,
Ты спаси, что нам Его родила.

И когда предстанет душе, уму,
Всеблагого гнева Его скала,
Материнской лаской расторгни тьму,
Ты, Мария, что Бога нам родила.


И сердце не звучит, а только жжёт нещадно

Раздел: Любовная лирика

И сердце не звучит, а только жжёт нещадно,
Отсутствие любви - мой строгий приговор,
Что прогоняет сон, и с лепетом невнятным
Порхает, будто эльф, стреляющий в упор.

И о своей любви тоскуя каждой клеткой,
На кончиках ресниц ища её звезду,
Я гибну без неё от той болезни редкой,
Где тяжело дышать, вдыхая пустоту.

Нет выбора в любви, внезапно, вне приличий,
Она пронзает вдруг, как молния с небес,
Нельзя предугадать Джульетту, Беатриче,
И ливень, что за миг обрушится окрест.

И нет случайных встреч, все в мире неслучайно,
Скучна была бы жизнь, всё знай мы наперёд,
Мир состоит из тайн, и миром правит тайна –
И тот с нежданным встретится, кто ждёт.


Игорь Царёв. Субботнее

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

СУБОТНЄ

Моя кохана, нині вихідний,
Тож сну дозволь подовжитись навмисно,
Ще доки невгамовне наше місто
Прокльони шле завії продувній.
Не вислуховуй злобні голоси,
Нехай зима за вікнами долдонить,
А ти, натільний хрест узяв в долоні,
Хоча би півгодини ще поспи.
Полинових очей не відкривай,
Не залишай казкової дороги,
Нехай з’їдять твої єдинороги
Із теплих рук чарівний коровай.
Дай відсурмити ноти сурмачу,
Дай відчайдуху впоратись з драконом...
А я в цей час яєчню ще й з беконом
Підсмажу. І чайок закип'ячу.

(оригинал)

СУББОТНЕЕ

Любимая, сегодня выходной,
Позволь же сну еще чуть-чуть продлиться,
Пока неугомонная столица
Ругается с метелью продувной.
Не вслушивайся в злые голоса,
Пускай зима за окнами долдонит,
А ты, нательный крестик сжав в ладони,
Поспи еще хотя бы полчаса.
Полынных глаз своих не открывай,
Не уходи со сказочной дороги,
Пусть доедят твои единороги
Из теплых рук волшебный каравай.
Дай доиграть все ноты трубачу,
Дай храбрецу управиться с драконом...
А я пока яичницу с беконом
Поджарю. И чаёк закипячу.


Игорь Царёв. Мой мир

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

МІЙ СВІТ

Ось дім, де кожен цвях забитий власноруч,
Ось три щабельки в сад поза зручні дверчата,
Ось поле та ріка, і небо понад круч,
Де проживає Бог, в якого вірю свято...

Я наливаю чай, ти розрізаєш торт,
А за вікном зірки мигтять короткозоро,
Та нам з усіх світів є переважним той,
Що разом об’єднав в нас дихання прозоре.

Ти креслиш коло рухом рук обох,
Пітьму долає блиск очей зелених,
І наш домашній світ, поділений на двох,
Завбільшки за світів ніким не розділених.

(оригинал)

МОЙ МИР

Вот дом, где каждый гвоздь забит моей рукой,
Вот три ступеньки в сад за приоткрытой дверью,
Вот поле и река, и небо над рекой,
Где обитает Бог, в которого я верю...

Я наливаю чай, ты разрезаешь торт,
Нам звезды за окном моргают близоруко,
Но мы из всех миров предпочитаем тот,
Где можем ощутить дыхание друг друга.

Очерчивает круг движенье рук твоих,
Рассеивает тьму сиянье глаз зеленых,
И наш домашний мир, деленный на двоих,
Огромнее миров никем не разделенных.


В масть

Раздел: Любовная лирика

Пальцы в "замок" сцеплю,
Чтоб не дрожали, черти -

Если шепчу: " - Люблю...",
Вы мне - молю! - не верьте.

Знаю, не прочна власть,
Бёдер, как мост изогнутых,
Только во всём мне в масть
Вы, как никто, подогнаны.

В масть с Вас сорвать рывком,
Эти ажурные трусики,
И щекотать языком
Ваших сосочков бусинки.

В масть Вас у ночи красть,
В тело вонзая тело,
Тут не любовь, а страсть,
В этом-то всё и дело.

В масть обладать опять,
В Вас изливая нежность,
И целовать, целовать,
В губы, в глаза, в промежность.

В масть, поломав запрет,
Не признавать традиций,
Вжаться, сквозь Ваше: " - Нет!"
В плотные ягодицы.

В масть наблюдать, как потом,
Вы, вся опять на взводе,
Влажным, красивым ртом,
Сок из меня сосёте.

Мне этот бред во вред,
Пальцы дрожат, сжимаю...

Я не люблю Вас, нет,
Я Вас обожествляю.


Отчаяние

Раздел: Разная лирика

Словно погост
в поле,
Стало, как кость
в горле,
И ранит необычайно

отчаяние

Дел хоровод
в норме,
Жизнь бережёт,
кормит,
Лишь за кадык нечаянно

отчаяние

Стылый пожар -
чувства,
Сердце, как шар,
пусто,
И, видимо, не случайно

отчаяние

Холод в душе
носим,
Нам бы без жертв,
вовсе,
Только опять привечаем

отчаяние

Катится лет
бочка,
Счастья в ней нет,
точно,
Мы не живём, а скучаем

отчаяние

Сумрачен лес
сердца,
Некуда здесь
деться,
Нет тебе врачевания

отчаяние


Гроза (триптих)

Раздел: Пейзажная лирика

Туча, грозой брюхатая
(скоро рожать, не иначе!)
Вяло, спиной покатою
Землю от солнышка прячет.

Ждут колоски пшеничные
(мнутся от ветра, хмурятся)
Грома раскаты зычные.
Поле шумит, как улица.

Ласточки чиркают ниже
Срезая соцветий завязь.
И роща к реке поближе
Прижалась, стоит, шатаясь.

Взмолились холмы, дороги,
Выставив пыльные лица:
- О, всемогущие боги,
Позвольте дождём умыться!

Небо их слышит. По веткам
Дерева (вяз это? граб ли?)
Палят артобстрелом метким
Грузные первые капли.

- - - - - - - - - - - - - - - -

Взорвала небо молния,
Хлестнув простор кнутом.
И – жуткое безмолвие,
Пока не грянет гром.

Над рощей оглоушенной
Усилившись в сто крат
Взвыл канонадой пушечной
Раскатистый разряд.

И новых молний всполохи,
И крупный град косой,
И спелые подсолнухи
Срезает, как косой.

И нет на свете сущего
Чтобы унять беду,
И свору туч мятущихся
Сдержать на поводу.

И молний озарение
Шаманит вновь и вновь,
Как светопреставление
Всей хрупкости миров.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

После грозы наступают минуты, когда
В мутных воронках жалобно стонет вода.

Вдруг понимаешь, на сто километров вокруг
Лишь тишина, это - единственный звук.

В вымытых листьях, во свежевсбитой грязи,
Чем-то простым и первозданным сквозит.

Смятые бурей на поле колосья и травы
Вновь подымаются, тонкие стебли расправив.

Ласково солнце взирает на всё сверху – вниз:
Только что мир сотворён был повторно, на бис.


Унылый, серый дождь оплакивает лето

Раздел: Пейзажная лирика

Унылый, серый дождь оплакивает лето.
Промокнув до костей, нахохлились кусты.
Прохожих больше нет, они исчезли где-то,
Устав от всех забот и вечной суеты.

На ветке гибнет лист, беспомощен и жалок.
Предсмертной корчею его пронзает дрожь.
А ветер всё сильней, и жить листу так мало
Осталось. Он умрёт, а труп омоет дождь.

И не постичь умом всё, что в душе творится.
А дождик сеет рябь на лужиц зеркала.
Под крышей, за окном, продрогшая синица,
Ей снится тёплый край, в котором не была.

И утро до краёв полно немой тоской.
Уже не ярок свет, уже темнеет в восемь.
И мир глумится над моей судьбой,
И только за окном дождём рыдает осень...


Гулкие капли нежданно к нам в дом постучали...

Раздел: Любовная лирика

Гулкие капли нежданно к нам в дом постучали,
Без приглашенья и робких примет накануне,
Северный ветер принёс нам дожди и печали,
С похолоданием в душном и пыльном июне.

Всё изменилось, такое бывает в природе,
Слякоть ложится на лето подобием штрафа,
В час, когда люди с жарою свыкаются вроде,
Тёплые вещи опять выползают из шкафа.

Что ж, не впервой нам с тобой привыкать к переменам,
К серым безденежным дням, к ожиданью утраты,
К диким поборам, расходам и бешеным ценам,
Мы на старьё пришивать научились заплаты.

Мы научились ценить даже маковый коржик,
Каждым мгновеньем сполна насладиться умея,
Стало теперь нам милее простое и божье,
Сделались чувства прочней, а родные – роднее.

А на двоих не страшны ни сюрпризы, ни бури,
Беды пройдут, накуплю тебе новые платья,
Хочешь примерить? Глаза поскорее зажмурим,
Не выпуская друг друга из нежных объятий.


Вершина

Раздел: Разная лирика

Путь к вершине не бывает прям,
Чаще он извилист и опасен,
И, хотя итог пути не ясен,
Этим он и жуток, и прекрасен,
И ценней, и памятнее нам.

Путь к вершине ляжет, будто шрам,
По костям друзей и отношений,
По могилам мнений и сомнений,
И, в рубцах неправильных решений,
Болью о себе напомнит вам.


Путь к вершине манит и саднит,
Всё стерпев – ах, вот, ещё немного,
Чтобы ближе стать к чертогам бога,
Только там кончается дорога,
И на всё, что снизу – жалкий вид.

Устремившись к небу из низин,
За своей мечтой, что душу тронет,
Возмечтав о троне и короне,
Убедись в неписаном законе –
На вершине ты всегда один.


Когда из житейского плаванья...

Раздел: Разная лирика

Когда из житейского плаванья,
вернёшься домой, молодцом,
припомнишь, как в пойме, за плавнями,
рыбачил на лодке с отцом.

Пройдёшься вдоль улочек детства,
где было всегда хорошо,
расстроишься несоответствию
меж прошлым, и тем, что нашёл.

Мирясь со своею ненужностью
прохожим, деревьям, домам,
почувствуешь – в этой окружности
дописана жизни глава.

Побег прикрывая запаркою,
пакуешь богатство своё…

…и только скамейка под аркою
тебя узнаёт, узнаёт…


Объят бессоницей...

Раздел: Рубаи, хокку, танка

Объят бессонницей,
на чистый лист бумаги
клоню лицо.
Перу всю ночь сегодня, бедолаге,
порхать скворцом.


Когда сбывается мечта...

Раздел: Любовная лирика

Когда сбывается мечта,
Уже не чаявшая сбыться,
Сверкают слёзы на ресницах,
И жизнь становится пуста.

Когда сбывается мечта,
Хранившая в дожди и грозы,
От огорченья вянут розы,
И меркнет мира красота.

Когда сбывается мечта,
В своей решимости воловьей,
Твой новый день у изголовья
Восходит тенью от креста.

Когда сбывается…, и ты
Осознаёшь, что сердце ранит,
Несбыточность твоих желаний
В недостижимости мечты.


Французские грядки

Раздел: Разная лирика

Роняют розы лепестки,
Зелёный лист о солнце ропщет,
Но руколы и расторопши
Окрепли дружные ростки.

Стекает дождик затяжной
На ровный строй французских грядок,
Где у хрустящего салата
В соседях – тмин и зверобой.

Как силится обвить горох
Кусты душистого тимьяна,
И от гвоздики и шафрана,
Едва вдохнёшь – переполох.

И, без смущенья и стыда,
Здесь хрен врывается к лапчатке,
Ах, что за чудо, эти грядки,
А всё-таки – еда, еда…


depressio

Раздел: Разная лирика

В стеклянной банке чёрным пауком,

Забившись в полумрак пустого дома,

Не вспоминать, не думать ни о ком,

Дни напролёт, привычно и знакомо

Исследовать, каких ещё глубин

Способны достигать провалы страха,

Вдруг осознать, что ты во всём один,

Предчувствуя неотвратимость краха,

Страдать неизлечимою тоской,

Что давит сердце щупальцами боли,

Утратив сон и потеряв покой,

Сойти с ума, согласно тексту роли

Безумного, седого Короля,

Чей странный лик Шекспир увековечил,

И ждать, когда уж мать сыра земля

Все раны сердца и души излечит,

Постичь, как жизнь нелепа может быть,

Непривлекательна, с наружи и в изнанке,

Отгородясь от мира, мрачно слыть

Мохнатым пауком в стеклянной банке.


Серым снегом, птичьим пеньем...

Раздел: Разная лирика

Серым снегом, птичьим пеньем,
Нас опять встречает март.
Растеряв своё значенье,
Снова жизнь спешит на старт.

Ей ещё не надоело:
После финиша – разбег,
Оставляя не у дела
Посеревший рыхлый снег.

И покажется в начале -
Мир качнулся сверху вниз,
Будто кончились печали,
Будто всё имеет смысл.

И с каким-то дивным светом,
Словно двери в мир иной,
Промелькнёт виденьем лето,
Где-то рядом, за спиной.

И никто не вспомнит осень,
Как заразную болезнь,
Серость дней, чей лик несносен,
И тоску, хоть в петлю лезь.

Мы забудем откровенно
Зимних бед хмельной канкан,
И тогда сочтём бесценным,
Этот наш самообман.


Гимн чиновников

Раздел: Иронические стихи

У каждого вопроса есть цена.
На все вопросы мы посмотрим косо.
Вопрос не ясен, если не ясна
Цена вопроса, цена вопроса.

(хор)

Да-да, не ясен, если не ясна
Цена вопро-о-са!

Санстанция, ГАИ и Госнадзор,
Любой вопрос всегда имеет ценник.
Бездействуют судья и прокурор,
Коль нету денег, коль нету денег.

(хор)

Да мы не замечаем вас в упор,
Когда – без де-е-нег!

Но если ты с деньгами, деловой,
От нас отказа не услышишь даже.
Мы с лёгкостью решим вопрос любой:
Подпишем, узаконим и отмажем.

(хор)

За деньги, без вопросов, мы с тобой,
Всегда отма-а-жем!

У каждого вопроса есть цена.
На все вопросы мы посмотрим косо.
Вопрос не ясен, если не ясна
Цена вопроса, цена вопроса.

(хор)

Совсем не ясен, если не ясна
Цена вопро-о-са!


Василий Стус. Лебёдушкою распахнула...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

* * *
Лебёдушкою распахнула
тонкоголосых две руки,
губами бледными прильнула
к промёрзшей мгле моей щеки.
Слезою сумрак пронизала,
от дрожи впала в забытье,
всё бредила, вдруг меркнуть стала…
Как на антоновом огне,
лишённый слуха, дара речи,
в усилии последнем смог
осмыслить: вновь тебя не встречу,
едва проводят за порог…

(оригинал)

* * *
Мов лебединя, розкрилила
тонкоголосі дві руки,
збілілі губи притулила
мені до змерзлої щоки.
Сльозою темінь пронизала
в пропасниці чи маячні,
казала щось, даліти стала…
Мов на антоновім огні,
не чув нічого і не бачив,
в останньому зусиллі зміг
збагнути: все, тебе я втрачу,
ось тільки виведуть за ріг…


Василий Стус. В опустевшей квартире...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

* * *
В опустевшей квартире,
словно стенка, бледна,
спит, одна в целом мире,
притомившись, жена.
Стала вовсе недужной:
сколько лет, день-деньской –
а ни вести о муже,
а ни сплетни какой…
Удлиняются тени,
звон от нимбов икон,
и растёт исступленье
в жёлтых рамах окон.
В том, мой сокол, и беды:
в дом, где ты взаперти,
ни пройти, ни разведать,
ни дороги найти.
За тобою, желанный,
слепну в мраке судьбы.
Будто конь на аркане,
мир встаёт на дыбы.

(оригинал)

* * *
У порожній кімнаті
біла, ніби стіна,
притомившись чекати,
спить самотня жона.
Геть зробилась недужа:
котру ніч, котрий день -
ані чутки про мужа,
ані - анітелень.
Лячні довжаться тіні,
дзвонять німби ікон,
і росте голосіння
з-за соснових ослон.
Мій соколе обтятий,
в ту гостину, де ти,
ні пройти, ні спитати,
ні дороги знайти.
За тобою, коханий,
очі видивила.
Ніби кінь на аркані,
світ стає дубала.


Василий Стус. Сонет Михайлине Коцюбинской

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

* * *

Михайлине Коцюбинской

Там тихо. Тихо там. Как в бездне чёрной.
И кружат стаи сизых голубей.
И как тут не прибегнуть к ворожбе,
лишь мраком ночь окутает по горло?
И чудится: оракулы проворно
тебе метают жребиев дары.
В квадратах жертв – дотошностью хандры –
безропотность, почти что безотпорна.
Подсвечник спит. Уснула в нём свеча,
распластанною бабочкой, акантом.
В горсти аканта – боль твоя – брильянтом.
Слепящим глазом зыркает печаль.
Стой. Не стирай с подсвечника нагара –
то всё – твои кошмары и кошмары…

(оригинал)

* * *

Михайлині Коцюбинській

Там тиша. Тиша там. Суха і чорна.
І крешуть кола сиві голуби.
Тож як не вдатися до ворожби,
як ніч по горло мороком огорне?
І видається: віщуни проворні
перед тобою мечуть жереби.
В квадратах жертв — чистописом журби —
усепокора, майже невідпорна.
Свічадо спить. У ньому спить свіча,
розплатана метеликом, акантом.
В щопті аканту — біль твій — діямантом.
Сліпучим оком глипає одчай.
Стань. Не стирай з свічаддя порохи —
то все — твої страхи, страхи, страхи…


Саблезубая память крадётся...

Раздел: Любовная лирика

Саблезубая память крадётся
вдоль кромки прибоя
По следам на песке – остановки (объятья),
а тут поцелуй (разворот) -,
В то далёкое лето, где волны,
строка за строкою,
Прорицали нам счастье,
и счастьем мерцал небосвод.

Звёзды были такими, что
можно руками потрогать,
Море, спящим драконом,
ворочалось в девственной мгле,
Ветер, знавший тебя
пуританкою и недотрогой,
Вдруг ласкал твою грудь,
под гипнозом луны осмелев.

Сколько жарких фантазий,
ночами терзавших немало,
Сколько ликов красавиц,
что сердце в мечтах берегло,
Сколько песен, стихов,
сколько образов и идеалов -
Всё сложилось в тебя,
и желанья мои превзошло.

Я тебя целовал, как
калека целует икону,
Я тобой обладал, будто
мне даровали весь мир,
Я стремился к тебе, как Ромео
стремился к балкону,
На который Джульетту
вознёс всемогущий Шекспир.

Много разных мгновений
осталось с тех пор за спиною,
Но открылась мне тайна
в ту ночь, что мы были близки:
Грёзы меркнут, когда
выпадает нам счастье земное,
Так что, память, не кройся,
вонзай в моё сердце клыки.


Чёрное и белое

Раздел: Разная лирика

Чёрное

А мир утрачивает цвет.
Оттенков нет, есть или - или.
И цимес жизни подменили
На пресный вкус пустых галет.

Становишься черствей и суше.
Уже не веришь в чувств пожар.
Не как божественный нектар -
Теперь как груши пахнут груши.

Не хочется менять кровать
На звон ручья и птичье пенье.
Себе на... шею? приключенья
Всё меньше хочется искать.

Как сивый бред, как ахинея,
Звучат влюблённости слова.
От них не кружит голова.
Старею...


Белое

Как моментальная печать -
Мгновенный всплеск огня и дыма.
И начинаешь понимать,
Что всё вокруг неповторимо.

Что каждый жизненный виток
Собой по-своему прекрасен.
Как мартовских берёзок сок,
Как в октябре - пурпурный ясень.

Как каждый нежный поцелуй
Из уст твоих, моя отрада.
Как отблеск бирюзовых струй
И ненаглядных глаз прохлада.

Но нам не ведома черта,
Та, за которой - преисподня.
И в этом жизни красота -
В неповторимости сегодня.


Грандиозное

Раздел: Иронические стихи

Грай грачей гремел над грабом.
Грянул гром с грозой и градом.

Грымзы в грот грузили груды –
Граппу, гречку и грейпфруты.

Группа грозная грустила –
Гридь, грабитель и громила.

Грек с грузином грызли гренки.
Грелся грузный граф на грелке.

Грациозная графиня
Грешно грезила о гриме.

Гренадёр грозил гранатой.
Груша грохнулась на гряду.

Грипп грудной гренландцев гробил.
Грузчики от грога в грогги.

Грум грассировал на грунте.
Гранд – гравёру: « - Гравируйте!».

Гриф с грифоном грязли в грязи…
Графоман гранил гримасы.


Предновогоднее

Раздел: Разная лирика

Горя в преддверье января
Фантазий пламенем раздутым,
Как от паров нашатыря,
Приободряется рассудок.

И память лет прошедших сор
Сдаёт в утиль старьём ненужным,
Минор меняя на мажор,
Выстраивает лад радушный.

Впитав дурман старинных книг,
Воображенье смотрит ново,
И расселяет домовых,
Волшебниц, фей и добрых гномов

По коридорам и углам,
По антресолям и кладовкам.

…чадит каминная зола,
Хрустит печеньем мышь-плутовка,

Свеча стекает не спеша
В слова: «Давным-давно, когда-то…» -
И упивается душа
Чудес пьянящим ароматом.


Белла Ахмадулина

Раздел: Любовная лирика

Всё ведь когда-то кончается, Белла Ахатовна,
Слёзы смахнуть, улыбнуться, и успокоиться,
Долго Вас ждали Цветаева вместе с Ахматовой,
И воссияла над нами Святейшая Троица.

Как же теперь называют Вас шестидесятницей,
Многим длинней Вы держались в пегасовом стремени,
Вам сквозь века путешествовать Огненной Всадницей,
Вашим творениям не уместиться во времени.

Что же о Вас горевать, коль Вы Богом сосватаны,
Светлым талантом и вечною славою венчаны,
Руки святые целую Вам, Белла Ахатовна,
Тонкого лирика и ослепительной женщины.


Саженцы

Раздел: Разная лирика

В лоно земное вложу я
вишнёвые саженцы,
Ливнем осенним задобрю,
и стану надеяться,
Лютый мороз пощадит их,
и почки покажутся,
Будет апрель, и распустится
каждое деревце.

Бережно трону ладонями
веточки тонкие,
И, вместо них, прошепчу
заклинанья всевышнему –
Пусть разрешит вам, сквозь годы,
о стёкла оконные,
В дом мой большой барабанить
душистыми вишнями.

Пусть оградят вас стихии
и силы природные,
От топора да пилы
заговорами тайными,
Пусть вашей жизни
цветение и плодородие,
Долго хранят вас от смены
хозяйки с хозяином…

Ну, а когда обращусь
в невозвратное малое -
В полдень, в июле, в беседке,
за тихой беседою,
Пусть мои внуки едят
ваши ягоды алые,
Правнукам напоминая,
что вишенки – дедовы.


От костров рябин, где спуск пологий...

Раздел: Любовная лирика

От костров рябин, где спуск пологий,
Даже солнце опускает взгляд.
Осень. Время подводить итоги.
Осень. Знаменатель. Результат.

Осенью всегда бывает жутко.
Словно различаешь смерть вдали.
Осень отмеряет промежуток
Между тем, что есть, и – будет ли?

Осень всё иначить мастерица.
Поджигать вчерашние мосты.
Стала жизнь на теплоту скупиться.
Осень – это кризис доброты.

Осень вихрем вдаль уносит, мимо,
И друзей вчерашних, и врагов.
Осень сохраняет лишь любимых.
И ценней осенняя любовь.


Цепь

Раздел: Любовная лирика

Мы часть одной цепи из сопредельных звеньев,
Что тянется в веках привольно, словно степь.
Соприкасанья душ и тел соединенья
Предначертали нам продолжить эту цепь.

Из ветхой старины, убогой, одичалой,
Цепь пролегла сквозь нас сплетением сердец.
И коль не суждено нам знать её начало,
Пусть будет никогда не ведом и конец.

Всё отдаю сполна, плачу любой ценою,
За то, чтоб каждый миг, всю вереницу лет,
Вновь пенил кровь мою реакцией цепною,
И твой призывный взгляд, и наш полночный бред.

Пусть многих мы в цепи деталей не заметим,
Всех звеньев разглядеть пускай нам не дано,
Мы продлеваем цепь, в колечках, наших детях,
И дальше чтоб – звено, звено, звено, звено…


Самоубийца

Раздел: Разная лирика

Из пустоты ночей,
Ко мне по шатким сходням,
Сквозь жуткий треск свечей,
Приходит страх в исподнем.

То заорёт: «Вставай!»,
То забубнит молитву,
То словно невзначай
Проверит пальцем бритву.

Без цели, без стыда,
Сидит под образами.
И смотрит в никуда
Громадными глазами.

А после, в тишине,
От злости ли, от скуки,
Протянутся ко мне
Трясущиеся руки.

Про то, зачем мне жить –
Не слушает, не слышит.
И спор теряет нить,
И доводы всё тише…


Кроты

Раздел: Разная лирика

Слова невнятны, помыслы пусты.
Безделье служит оправданьем пьянства.
И только неуёмные кроты
Всё бороздят подземные пространства.

Кроты не спят. Их полчища, из тыщ
Слепых крысят, зловредней, чем цикута.
Надгробные курганы кротовищ
Предупреждают – вот они, повсюду.

Кротовий глаз – оплошность, рудимент.
Там, под землёю, любоваться нечем.
А от людей защитный аргумент:
Их лапки, в форме ручек человечьих.

Кроту, что пойман, не любой мастак
Лопаты штык на голову уронит,
Едва увидит, как садовый враг
Протягивает детские ладони.

Ну, что ж, опять кротишке повезло.
И свет луны неясен и несносен.
Как изощрённо побеждает зло.
И август сник. И будущее – осень.


а если смысл – в отсутствии его

Раздел: Разная лирика

а если смысл –
в отсутствии его
в неумолимой
правоте абсурда
когда предназначенье
помнишь смутно
всех этих буков, звуков,
слов, слогов
когда не важно
говоришь о чём
кому к чему не понят
не услышан
ты не сосуд, что
заполняют свыше
скорее, таз
шуршащий кирпичом


В ночное небо, как впервые...

Раздел: Разная лирика

В ночное небо, как впервые,
Смотрю, не находя слова,
Где новолунья шашель выел
Луны ущербный каравай.

Где звёзд алмазные коронки
Зияют дырами во мгле,
Дразня поэтов и влюблённых
На доброй матушке-Земле.

Где каждый мир, как ты, как спутник,
Нарушив контуры орбит,
Летит по небу каплей ртути
И небо встречное летит;

Где ось колеблется земная
От юга к северу, в наклон,
Влетает капелька иная
В пути не наших НЛО...


перед грозою

Раздел: Пейзажная лирика

Туча, грозою брюхатая,
(скоро рожать, не иначе!),
вяло, боками покатыми,
землю от солнца прячет.

Слышат колосья пшеничные,
(от ветра дрожат, сутулятся),
грома раскаты зычные.
Поле, как море, волнуется.

Ласточки жмутся ниже,
крыльями трав касаясь.
Роща, к реке поближе
вышла, стоит, шатается.

Молят холмы, дороги,
выставив пыльные лица:
- О, дождевые боги,
дайте дождём умыться!

Небо их слышит. По веткам
дерева, (вяз ли? граб ли?),
бьют артобстрелом метким
грузные первые капли...


Подари мне Луну...

Раздел: Любовная лирика

Подари мне Луну! и разлей
ночь любви по фужерам,
И её ароматы вдохни,
и испей её залпом, до дна!
Бьётся сердце смелей,
разрушая любые барьеры,
Мы с тобой во Вселенной одни,
и командует нами Луна.

И тускнеют слова, покорённые
музыкой жестов,
Как заклятие звёзд,
наш бессвязный ночной разговор,
Явь становится тайной,
меняются время и место,
Нас сближает Луна, пригоняя
друг к другу, в упор.

Мы не помним себя,
все во власти магической ночи,
Лунный свет серебром
разлился на твоих волосах,
И небесные звёздные знаки
астральных пророчеств,
Отражаются блеском
в твоих изумлённых глазах.

И, на грани безумства,
я жадно ловлю твои губы,
Поцелуй - словно терпкий глоток
дорогого вина,
Мы боялись любви,
как же всё-таки были мы глупы,
Я хочу осушить тебя всю,
без остатка и залпом,
до дна!


Иосиф Бродский. Письма римскому другу

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(ссылка на оригинал)

http://www.litera.ru/stixiya/authors/brodskij/nynche-vetreno-i.html

(перевод на украинский)

Йосип Бродський

ЛИСТИ РИМСЬКОМУ ДРУГУ

(З Марциала)

*

Нині вітряно і хвилі з перехльостом.
Скоро осінь, все зміниться у окрузі.
Зміна, Постуме, цих фарб є більш серьйозна,
ніж як подруга вдяглась в новому дусі.

Діва тішить до межі , хоча б й хотіла -
далі ліктя не підеш або фасаду.
Скільки ж радісніше гарне поза тілом:
ні обійми неможливі, а ні зрада!

*

Посилаю тобі, Постуме, ці книги
Що в столиці? М'яко стелять? Спати жорстко?
Як там Цезар? Що він робить? Все інтриги?
Все інтриги, імовірно, та обжерство.

Я сиджу тепер в саду, горить світильник.
Ні коханки, ні прислуги, ні знайомих.
Замість тихих цього світу і всесильних -
лиш комах гудіння ладне біля дому.

*

Тут лежить купець із Азії. Кмітливим
був купцем він - діловий, не злив нікого.
Згаснув швидко: лихоманка. По торговим
справам він сюди приплив, а не для цього.

Поряд з ним - легіонер, під грубим кварцом.
Він в боях колись Імперію прославив.
Стільки раз загинуть міг! а згаснув старцем.
Навіть, Постуме, у цім не має правил.

*

Хай і справді курка, Постуме, не птиця,
та з мозками курки будеш мати горе.
Вже як випало в Імперії родитись,
краще жити десь в провінції у моря.

І від Цезаря ген-ген, й від завірюхи.
Улещати зайве, критися, носитись.
Промовляєш, всі намісники - злодюги?
Та злодюга краще все ж, ніж кровопивця.

*

Переждати разом зливу цю, гетеро,
я готовий, та давай-но без торгівлі:
бо сестерцій з покриваючого тіла
все одно, що дранку прагнути з покрівлі.

Протікаю, кажеш ти? Та де ж калюжа?
Щоб калюжу залишав я, не бувало.
Ось знайдеш собі яке-таке подружжя,
він тоді і протече на покривало.

*

Ось й прожили ми вже більше половини.
Як повідав сивий раб біля таверни:
"Озираючись, ми бачимо руїни".
Погляд, певно, дуже варварський, та вірний.

Був в горах. Тепер сиджу з важким букетом.
Розшукаю дужий глек, води наллю їм…
Як там в Лівії, мій друже, - або де там?
Що, ще й досі наше військо там воює?

*

Тямиш, Постуме, намісника сестрицю?
Худорлява, але з повними ногами.
З нею спав ти… Нещодавно стала жриця.
Жриця, Постуме, й спілкується з богами.

Приїжджай, пригощу винами та хлібом.
Слив з’їмо. Тебе почути буду радий.
Постелю тобі в саду під чистим небом
і скажу, як називаються плеяди.

*

Скоро, Постуме, твій друг, що вмів складати,
борг свій давній відніманню вже заплатить.
Забери з-під ліжка те, що заощадив,
там не дужо, втім на похорони хватить.

Їдь тоді на вороній своїй кобилі
в дім гетер попід міську надійну стіну.
Дай їм ціну, за яку вони любили,
щоб за цю ж вони й оплакували ціну.

*

Зелень лавра, що доходить до тремтіння.
Двері навстіж, запорошене віконце.
Стіл покинутий, залишене начиння.
Полотно, що увібрало спеку сонця.

Понт шумить у чорній загорожі піній.
Дрібне судно з вітром бореться у мису.
На розсохлому ослоні, - Старший Пліній.
Дрізд щебече в шевелюрі кипариса.

Березень 1972





Улыбалки

Раздел: Иронические стихи

В ЗАЩИТУ КОЛОРАДСКОГО ЖУКА

Раздавлен жук могучим каблуком
В борьбе за урожай. Так, значит, надо...
Напрасно он, картофелем влеком,
Проделал трудный путь из Колорадо.

Осталась безутешною вдова
И плачут о своём отце жучата,
В краю, где колосится трынь-трава
И высится маисовый початок.

О, Человек, Всевышнего кумир,
Ты над живым заносишь грозный профиль…
Не убивай, люби животный мир,
И с ним дели не яды, но - картофель!

* * *
Мы же люди, нас такими создали -
Противоречивыми, занятными,
В полдень мы печалимся за звёздами,
В полночь грезим солнечными пятнами.

В понедельник ищем мы субботы,
А в субботу жаждем воскресенья,
Если нас не достают заботы,
Мы себе придумаем мученья.

Летом знойным мы хотим мороза,
Зимний лес милее нам зелёным,
Если под окном растёт берёза,
Нет для нас растенья краше клёна.

Милая, и я не исключенье -
Хоть тобой, волшебной, обладаю
Душу часто мучают сомненья
И, порою, снится мне другая.

ОПОХМЕЛЬНОЕ

Прохладой потного стекла
И пеной, вздыбленной игриво,
Меня с утра к себе влекла
Спасительная кружка пива.

О, долгожданный миг! – и вот,
Под жадный взгляд кабацкой шоблы,
Кромсаю пальцами живот
Икрою начинённой воблы.

Уж в пиве смочена десна!
Будь ты министр или бродяга –
Бальзамом после будуна
На грудь ложится эта влага.

Прикончив мутную струю,
Взглянув на воблыны ошмётки,
Взгрустнул – зачем я пиво пью...
-Официант! Подай-ка… водки!!!

В ЗАЩИТУ ЛЕБЕДЕЙ

Бескручинно, чванно, чинно,
На лазоревую гладь
Выплыл выводок утиный.

Приготовилась стрелять
Хитроумная двустволка
Из прибрежных камышей.

Ладно б - зайца или волка.
Но утёнка – нет, не смей!

Знают взрослые и дети,
С этих гадостных утят
Может вскоре выйти лебедь.

Пусть летять, куды хотять!

СЛУЧАЙ НА ОХОТЕ

Копьё (ореховая жердь)
В руке трёхлетнего апачи
Сулило тигру (кошке) смерть!
И не могло и быть иначе,
Когда б ни ветра шум в кустах
И дачи скрипнувшая дверца
Спугнули дичь. И вмиг в слезах
Лицо бесстрашного индейца.


Кладоискатель

Раздел: Разная лирика

Темна была пещера, глубока.
Заманчива, как женщина, пойми ты!
В полу цвели узоры сталагмитов,
И сталактиты висли с потолка.

Был каждый шаг в ней труден, хоть и мал.
Скалистый свод, унылым эхом вторя,
Там повторял зловещий рокот моря,
Да ветра вой опасность предвещал.

Мы шли всей шайкой сквозь пещерный смрад.
С собой у нас - с крестом заветным карта.
Отчаянные пленники азарта,
Бредущие к удаче наугад...

Когда прошли три четверти пути,
Под нами пол обрушился ловушкой,
И все свалились в пропасть друг за дружкой,
Мне подфартило одному спастись….

Где это место? Промолчу о том.
Но лишь скажи, мы в путь пуститься рады,
Найдём пещеру, в ней отыщем клады,
По карте, что помечена крестом.


Одноклассники.ру

Раздел: Разная лирика

Ты помнишь? - это было, как вчера -
Вот рок-энд-ролл в угаре дискотеки
Отплясываем с ночи до утра
И, кажется, что вместе мы навеки.

Смотри! наш первомайский турпоход!
Друзья, ещё не ставшие врагами,
На утлой лодке едут вместе с нами,
На фоне голубых озёрных вод.

А это кто? Ах, да - Калинин, Саня.
Повис на клён мартышкой. Шебутной!
Ещё не отданный страной боям в Афгане.
Ещё смеющийся. Ещё живой...

Вот свадьба развесёлая твоя.
Ты в белом вся, как облако, как чудо!
А я стою поодаль почему-то,
И, почему-то, женихом - не я...

А это я, взлетающий к кольцу,
В пылу и нервах баскетбольной встречи.
Проигрываем, вижу по лицу.
Но не сдаёмся, и - ещё не вечер!

Смотрю в глаза утерянных друзей.
Одни спились. Других по белу свету
Жизнь понесла и растеряла где-то.
А третьи - в царстве призрачных теней.

И не фотографируюсь, лет семь.
Да просто ничего не происходит.
Любовь, надежды, вера на исходе,
Их скоро не останется совсем.

Работа, дом. Всё в рамках этих стен.
Весь мир дела до их размеров сводят.
Так мимо дни и молодость проходят,
И ничего не жалуют взамен.


Игорь Царёв. Обетованная Вселенная

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

ОБЕТОВАННАЯ ВСЕЛЕННАЯ

Память листаем, грустим ли украдкою,
Пьем ли фантазий вино полусладкое,
То утонченная, то ураганная,
Нашей любви партитура органная,
Превозмогая земное и бренное,
Счастьем стремится наполнить Вселенную -
Мир, где витийствуют добрые мелочи,
Кот что-то млечное пьет из тарелочки,
И, запорошенный пылью космической,
Дремлет на полке божок керамический,
А на серебряном гвоздике светится
Ковшик созвездия Малой Медведицы,
В ходиках Время пружинит натружено,
Солнце мое греет вкусное к ужину,
Комнату, кухню, прихожую, ванную –
Нашу Вселенную обетованную.

(перевод на украинский)

ОБІТОВАНИЙ ВСЕСВІТ

Спогади йдуть, чи сумуємо потайки,
Живим фантазій плодами солодкими,
То ледве чутна, то вмить ураганна,
Наша любов - партитура органна,
Перемагаючи тлінне й гріховне,
Прагне, щоб щастям весь Всесвіт наповнить -
Світ, де витійствують добрі дрібниці,
Кіт щось смачненьке поцупив з полиці,
І, запорошений пилом космічним,
Мріє на лаві божок керамічний,
А на сріблястому цвясі тут світиться
Ківшик сузір'я Малої Ведмедиці,
В ходиках Час відбивається стомлено,
Сонце моє гріє ласе до столу,
Кухню, кімнату, прихожу та ванну -
Мій з нею Всесвіт обітований.


Александр Кабанов. Точка от укуса

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

ТОЧКА ОТ УКУСА

В саду вишневом, как на дне костра,
где угольки цветут над головою,
лишь фениксы, воскресшие с утра,
еще поют и поминают Гойю.

Меж пальцев — пепел, так живут в раю,
как мне признался кореш по сараю:
“Вначале — Богу душу отдаю,
затем, опохмелившись, забираю…”

Причудлив мой садовый инвентарь,
как много в нем орудий незнакомых:
взмахнешь веслом — расплавится янтарь,
высвобождая древних насекомых.

…гудит и замирает время Ц,
клубится время саранчи и гнуса,
распахнута калитка, а в конце
стихотворенья — точка от укуса.

Подуешь на нее — апрель, апрель,
гори, не тлей, не призывай к распаду,
и точка превращается в туннель —
к другому, абрикосовому саду.

(перевод на украинский)

ЦЯТКА ВІД УКУСУ

В саду вишневому, вогнем, що допалав,
жаринки ще цвітуть над головою,
та фенікси, воскреслі від заграв,
все тьохкають і поминають Гойю.

Між пальців - попіл, так живуть в раю,
мені признався кореш по сараю:
"Спочатку - Богу душу віддаю,
та втім, як похмелився, забираю".

Химерний мій садовий інвентар,
багато незнайомих в нім машинок:
змахнеш веслом - розплавиться янтар,
вивільнюючи древніх комашинок.

…гуде і завмирає термін Ц,
клубоче термін сарани і гнусу,
розкрита навстіж хвіртка, а в кінці
оцих віршів – лиш цятка від укусу.

Дмухнеш на неї – квітня карусель,
гори, не тлій, не пнися до розпаду,
і цятка обернеться на тунель -
до іншого, із абрикосів, саду.


Сергей Плышевский. Луна моя

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

ЛУНА МОЯ

Моей луне не выпадет удел
свободною парить и неущербной,
её овал, как месяц, похудел
и прячется в расселинах пещерных,
очерчивает контур ворожбы,
но в ворожбу не вкладывает душу,
втыкает пограничные столбы
и ждет, что я границу не нарушу,
не убегу на солнечный алтарь
не буду в свет, как в ванну, окунаться,
и верить, что от смены декораций
удерживает клятва ли, черта ль…

Луна, луна, поэтов тайный друг,
ночной кумир и властный собеседник,
аэростат в безмолвии соседнем –
висишь, как недолеченный недуг,
то низко пролетишь, то свысока
заметишь (или разрешишь заметить?)
а сколько лун погибнет на рассвете,
рассыпавшись на перья-облака,
а сколько новых выкатится лун
из горизонта тающей границы,
где гаснет день и где рассвет роится,
дневной отравы ветреник и лгун…

Ты… выходи, мы вместе побежим
по переплетам, скатам и по крышам,
по чердакам, где спят до снега лыжи,
по кухням, где господствуют коржи,
в ночных кустах разбудим мошкару,
траву, косцами сбитую, взъерошим,
поможем бессловесным и хорошим,
а нехорошим плюнем в кобуру,
а после, как проснутся петухи,
влетим в селение, еще я помню адрес,
и профиль девушки на твой наложим абрис,
а там, глядишь, закончились стихи.

(перевод на украинский)

МІСЯЦЮ МІЙ

Моєму місяцю не вийде безліч днів
ширяти й бути в формах, більш дотепних,
його овал, вже з місяць, як змарнів
і криється в розколинах печерних,
обкреслює лиш контур ворожби,
та в ворожбу не укладає душу,
встромляє прикордонні ці стовпи
й чекає, що кордон я не порушу,
не утечу на сонячний вівтар
не буду в світло, як у ванну, братись,
і вірити - від зміни декорацій
утримує чи клятва, чи межа…

Мій місяцю, поетів тайний друг,
нічний кумир і владний співрозмовник,
аеростат в безмовності, що зовні -
висиш, як незагоєний недуг,
то низько пролетиш, то з височин
помітиш (чи дозволиш, щоб помітив?)
а скільки місяців загине ще до світла,
розсипавшись на пір'ячка хмарин,
а скільки нових місяців спливуть
із горизонту тонучої грані,
де гасне день і де світанок тане,
отрути півдня вітрогон й брехун…

То ти... виходь, зі мною побіжи
по палітурках, схилах і по стріхах,
горищами, де сплять до снігу лижі,
по кухнях, де царять смачні коржі,
в нічних кущах розбудимо мошву,
траву згадаєм в полі наїжачить,
зарадити безмовним і добрячим,
а не добрячим плюнуть в кобуру,
а там, як півень славить заспішить,
влетим до селища, я пам'ятаю двір той,
і профіль дівчини на твій вкладемо контур,
а там, дивись, закінчились вірші.




Сергей Плышевский. НАДОЕЛ

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)


(оригинал)

НАДОЕЛ

- Послушайте, Мурляндия больна,
какое-то базедовое царство...
Барон, пустите в ход свое лекарство
и выньте нас из дьявольского сна.

- Вы думаете? Правда, замечал
в картофельниках множество медведки,
но монсеньор, такие годы редки,
их лечат без вмешательства врача.

- Барон, да оглянитесь... сюзерен
спустил казну на туфельки для фрейлин
и канцлер государственный О’Рейли
готовит конституцию взамен.

- Епископ, вы сгущаете... Моря,
в которых плавал я, не раз стонали в буре,
но я искал атоллы голотурий,
куда до них взбесившимся царям!

- А церковь? ведь она разорена!
мы просим подаяние у паствы!
Поверьте, промедление опасно,
мы можем встретить зиму без зерна!

- Что вы хотите, друг мой, что? войны?
Обсудим все подробности в таверне. -
А сам подумал... Надоел. Наверно,
я капну ему в кубок белены...

(перевод на украинский)

НАБРИД

- Послухайте, Мурляндія слаба,
немов живуть в цім царстві лиш каліки …
Бароне, в хід пустіть таємні ліки
і вийміть нас з диявольського дна.

- Ви думаєте? Справді, я узрів
в кущах картоплі безліч капустянки,
та монсеньйоре, ці роки звичайні,
їх гоять без втручання лікарів.

- Бароне, озирніться.. сюзерен
спустив казну на туфельки для фрейлін
і наш державний канцлере О'Рейли
готує ряд конституційних змін.

- Єпископе, ви марите... Моря
де плавав я, не раз стогнали в бурі,
та я шукав атоли голотурій,
куди до них помішаним царям!

- А церква? бо вона вже без майна!
ми просимо у пастви подаяння!
Повірте, небезпечне зволікання,
є ризик стріти зиму без зерна!

- Мій друже, що ж тепер? війною йти?
З’ясуймо всі подробиці в таверні. -
А сам подумав.. Як набрид. Напевно,
я крапну йому в кубок блекоти…


Цыганское счастье

Раздел: Разная лирика

Цыган оседлый, мой сосед,
Увещевал меня по пьяни:
- Надёжней воли - веры нет,
И счастливы одни цыгане.

- Представь, разбужен ветерком,
На зорьке, счастлив и спокоен,
На луг ступаешь босиком
И умываешься росою…

А у него – работа, дом,
Да в стойле шестисотый мерин,
И много денег «на потом»,
Но разве этим счастье мерить?

Глаза слезились, не остры
От скорби и паров сивушных,
И полыхали в них костры,
И мчались в табор наши души…


Сергей Плышевский. Солдат Ремарка

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

СОЛДАТ РЕМАРКА

Герой Ремарка, юноша, солдат,
Ты мало жил, и умираешь трудно,
В карманчике под клапаном нагрудным
Твой первый, неистраченный, оклад.

Теперь все правда. Нет высокой лжи.
И еле слышно губы шепчут: “мама...”
Всё, что ты нАжил, весит девять граммов
и тихо перевешивает жизнь.

Патриотизм, политика, вожди, -
неполный список выплаченных пошлин.
Ты заплатил. Ты вычеркнут. Ты брошен.
К тем, от кого к нам тянутся дожди.

(перевод на украинский)

СОЛДАТ РЕМАРКА

Герой Ремарка, парубок, солдат,
Ти мало жив, і помираєш важко,
В кишеньці, що зачинена на бляшку,
Твій перший, нерозтрачений, оклад.

Тепер все правда. Заклики - брехня.
Шепочуть ледве чутно губи: "мама..."
Все, що ти нажив, важить дев'ять грамів
і тихо переважує життя.

Патріотизм, політика, вожді, -
неповний список сплачених податків.
Ти заплатив. Ти вибув із остатку.
До тих, від кого тягнуться дощі.


Мой дед, Володя Озарянин

Раздел: Разная лирика

Мой дед, убитый в той войне, не дожил до рожденья сына.
Но представляю я вполне, что был мой дед большим и сильным.
И мой отец его не знал. И он отца не видел тоже.
Но дедова лица овал с моим – я свято верю – схожи.

О нём не знаю ничего. Ни писем нет, ни даже фото.
Ни трубки, ни часов его. Служил он, кажется, в пехоте.
Случайной встреча та была. Им дней война дала так мало,
Что бабка сразу понесла, и даже отчества не знала.

Когда трёхлетним сорванцом в деревне я у бабки шкодил,
Она сердилась, да тайком шептала: «Вылитый Володя…»
Не вспоминал о нём отец. Хоть (в деда) был мужчина видный,
Технарь, в науках точных спец. Но – безотцовщина и злыдни.

Кто пожелал, что дед убит? В слепой обиде сердце вязнет.
Где тот кладбищенский гранит, что жизнью я ему обязан…
Но в детях он всегда со мной - растерзанный на поле брани,
Красивый, вечно молодой, мой дед, Володя Озарянин.


Борис Пастернак. Зимняя ночь

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

Зимняя ночь

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол,
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

(перевод на украинский)

Зимова ніч.

Мело, мело по всій землі
Всі далі вкрило.
Свіча горіла на столі,
Свіча горіла.

Як влітку роєм мошкара
Летить на спалах,
Злітались дрібки зі двора
До вікон в рамах.

Ліпила віхола на склі
Кружки та стріли.
Свіча горіла на столі,
Свіча горіла.

На стелю осяйну, як збіг,
Лягали тіні,
Сплетіння рук, сплетіння ніг,
І доль сплетіння.

І падало тоді взуття
Зі стуком долу,
І віск сльозами забуття
Стікав спрокволу.

І все втрачалось в сніжній млі
Блідій і білій.
Свіча горіла на столі,
Свіча горіла.

На свічку дуло із кута,
І жар спокуси
Здіймав, як ангел, два крила
Хрест-навхрест в смузі.

Мело весь лютий дні цілі,
І мов для діла
Свіча горіла на столі,
Свіча горіла.




Сергей Плышевский. Шипела кобра...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

***

Шипела кобра, до земли
из цепких рук свисая на пол,
и посетители могли
смотреть, как яд на блюдо капал,
последний миг, и ярость глаз,
исчезла, напоив молчаньем,
сверкнул ещё жестяный таз
и зелень, пахнувшая в чане...
и полстакана крови мутной
разбавив водкой, пили вкруг,
и мясо кобры в миске супной
и воздух - жарок и упруг,
всё в ход - китайский ресторан,
и мандарин в тройных пижамах,
и жизнь - достойная игра,
пока в ней есть кого ужалить...

(перевод на украинский)

***

Шипіла кобра, до землі
із рук чіпких сягнувши долу,
і гості бачити могли
як трунок капає спроквола,
остання мить, і лють очей,
зникала, напоїв мовчанням,
ще таз блищав через плече
і зілля, що пахтіло в чані..
на півстакана в тьмяній крові
розвів горілку, всі пили,
і м'ясо кобри в мисці новій
й повітря – із жаркої мли,
все в хід - китайський ресторан,
і мандарин в товстих піжамах,
й життя – в тім разі гідна гра,
коли в ній є кого ужалить…


Борис Пастернак. О, знал бы я...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

* * *

О, знал бы я, что так бывает
Когда пускался на дебют,
Что строчки с кровью - убивают,
Нахлынут горлом и убьют.
От шуток с этой подоплёкой
Я б отказался наотрез.
Начало было так далёко,
Так робок первый интерес..
Но старость – это Рим, который
Взамен турусов и колёс
Не читки требует с актёра,
А полной гибели всерьёз.
Когда строку диктует чувство
Оно на сцену шлёт раба,
И тут кончается искусство,
И дышат почва и судьба.

(перевод на украинский)

* * *

О, знав би я, що так буває
Коли пускався на дебют,
Що строчки з кров'ю – убивають,
Наринуть горлом і уб'ють.
Від жартів із такою суттю
Я б відцурався навідріз.
Початок був таким майбутнім,
Тремтливим перший інтерес.
Та старість - то є Рим суворий,
Що замість бесід і коліс,
Не читки прагне від актора,
А всій загибелі всерйоз.
Коли рядок чуття диктує
Воно раба на сцену шле,
І тут мистецтво фінішує,
І тільки доля й грунт живе.


Александр Кабанов. Мы все - одни...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

* * *

Мы все - одни. И нам еще не скоро -
усталый снег полозьями елозить.
Колокола Успенского собора
облизывают губы на морозе.
Тишайший день, а нам еще не светит
впрягать собак и мчаться до оврага.
Вселенские, детдомовские дети,
Мы - все одни. Мы все - одна ватага.
О, санки, нежно смазанные жиром
домашних птиц, украденных в Сочельник!
Позволь прижаться льготным пассажиром
к твоей спине, сопливый соплеменник!
Овраг - мне друг, но истина - в валюте
свалявшейся, насиженной метели.
Мы одиноки потому, что в люди
другие звери выйти не успели.
Колокола, небесные подранки,
лакают облака. Еще не скоро -
на плечи брать зареванные санки
и приходить к Успенскому собору.

(перевод на украинский)

* * *

Ми всі - одні. І нам іще не скоро -
утомний сніг полоззями ялозить.
А дзвони на Успенському соборі
завзято лижуть губи на морозі.
Тихіший день, та нам іще не вечір
впрягти собак і мчатися до яру.
Вселенська, дитбудинківська малеча,
Ми - всі одні. Ми всі – одна отара.
Санчата, ніжно вимазані жиром
домашніх птиць, поцуплених в Святвечір!
Дозволь прижатись вільним пасажиром
до ніг твоїх, приваблива предтеча!
Яр – друг мені, втім істина - в валюті
насидженій, кошлатій заметілі.
Ми одинокі від тому, що в люди
всі інші звірі вийти не зуміли.
А дзвони в небі, зранені звірята,
хлебещуть хмари. Значить, ще не скоро -
на плечі брати, всі в сльозах, санчата
й приходить до Успенського собору.


Александр Кабанов. Африка

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

АФРИКА

Сегодня холодно, а ты - без шарфика;
невероятная вокруг зима...
Как будто Пушкину - приснилась Африка
и вдохновение - сошло с ума!

"Отдайте музыку, откройте варежку...", -
ворчат медвежие грузовики.
И чай зеленовый друзьям заваришь ты,
когда вернетесь вы из Африки.

Ах, с возвращением! Вот угощение:
халва и пряники, домашний мед...
А почему сидим без освещения, -
лишь босоногая звезда поймет.

Когда голодные снега заквакают,
шлагбаум склонится кормить сугроб.
"Любовь невидима, как тень экватора", -
сказал намедни мне один микроб.

Неизлечимая тоска арапова!
Почтовым голубем сквозь Интернет:
разбудишь Пушкина, а он - Шарапова,
а тот - Высоцкого... Да будет свет!

(перевод на украинский)

АФРИКА

Сьогодні холодно, а ти - без шалика;
найнеймовірніша навкіл зима..
Неначе Пушкіну - наснилась Африка
й натхнення начебто - зійшло з ума!

"Віддайте музику, промову втративши…"., -
бурчать ведмедячі авто важкі.
І чай зеленовий усім завариш ти,
коли повернетесь ви з Африки.

Ах, всім запрошення! Ось і пригощення:
халва і пряники, домашній мед..
А чом в пітьмі сидим ми по-хорошому, -
лиш босонога ця зоря збагне.

Як негодовані сніги заквакають,
шлагбаум схилиться, їх живить щоб.
"Любов невидима, як тінь екватора", -
недавно плів мені один мікроб.

Невиліковна та нудьга арапова!
Поштовим голубом крізь Інтернет:
розбудиш Пушкіна, а він - Шарапова,
а той - Висоцького… Хай світло ллє!


Еретик

Раздел: Разная лирика

И буду я казнён, в четверг, на лобном месте,
Под громкий смех зевак и тихий женский плач.
Не испытав ко мне ни жалости, ни мести,
Меня укоротит на голову палач.

Дымящейся струёй, под всхлипами аорты,
Фонтаном брызнет кровь на зрителей босых.
Мой безголовый труп, как мрамор, станет твёрдым,
Лишь скатится башка в корзину из лозы.

Что ж, средние века ко всем провидцам строги,
Их не беря к себе надолго на постой.
Зеваки отскребут запятнанные ноги,
И камни – до бела – брусчатой мостовой.

И поплетётся люд, к кошмарам толстокожий,
В трактир винцо тянуть, во славу короля...
Но не удастся скрыть тюремщикам-святошам
Моих догадок суть: - Не плоская Земля!


Сергей Плышевский. Киев

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

Киев

Родная мать российских городов!
Любовь сильней, когда живётся порознь.
Теперь мы в гости ездим за кордон,
С доплатой за питание и скорость.

По ком звонил исчезнувший обком?
Кого учил, как верно держат вилку?
Мир делится на сало и бекон,
А выпивка – на водку и горилку.

Да нам хоть что для храбрости налей.
Не комсомольцы – паства в божьем храме.
От всей души молюсь за «москалей»,
Чтоб они были более «хохлами».

Чтоб ощущали родственную ветвь
Не только нефтяным трубопроводом,
А как не подчинённые Москве,
Единого народа воеводы.

Как те, кто помнит сброшенных в забой,
Чьи родственники сгнили в Бабьем Яре,
Кто, заслонив единственным собой,
Обуглился в чернобыльском угаре.

Где близко до Днепра ли, далеко ль,
Его водой замешана скульптура...
Здесь до сих пор хранят Най-Турсов кольт,
На случай, если явится Петлюра.

(перевод на украинский)

Київ

Родима матір всіх російських міст!
Любов кріпка, коли живемо різно.
Тепер ми в гості мчати маєм хист
Поза кордон, з платнею за валізи .

Дзвонив по кому, доки щез, обком?
Кого учив, як вірно держать вилку?
Світ ділиться на сало і бекон,
А випивка - на «водку» і горілку.

Та нам хоч що для мужності налий.
Не комсомольці - паства в божім храмі.
Всім серцем я молюсь за "москалів"
Щоб трохи більш вони були "хохлами".

Щоб відчували гілку давнини
Не лише нафтовим трубопроводом,
А як не підневільні до Москви,
Єдиного народу воєводи.

Як ті, хто тямить скинутих в забій,
Хто звів синів до Бабиного Яру,
Хто на вівтар поклав добробут свій,
Щоб відвести чорнобильську примару.

Де близько до Дніпра, чи віддалік,
В його воді замішана скульптура..
Тут й досі бережуть Най-Турсів кольт,
У разі, якщо з'явиться Петлюра.


Борис Пастернак. Никого не будет в доме...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

* * *
Никого не будет в доме,
Кроме сумерек. Один
Зимний день в сквозном проеме
Незадернутых гардин.

Только белых мокрых комьев
Быстрый промельк моховой,
Только крыши, снег, и, кроме
Крыш и снега, никого.

И опять зачертит иней,
И опять завертит мной
Прошлогоднее унынье
И дела зимы иной.

И опять кольнут доныне
Неотпущенной виной,
И окно по крестовине
Сдавит голод дровяной.

Но нежданно по портьере
Пробежит сомненья дрожь,-
Тишину шагами меря
Ты, как будущность, войдешь.

Ты появишься из двери
В чем-то белом, без причуд,
В чем-то, впрямь из тех материй,
Из которых хлопья шьют.

(перевод на украинский)

* * *
Жодного не буде в домі,
Попри сутінків. Один
Сніжний день в крізнім прогоні
Незачинених гардин.

Тільки білих мокрих кришок
Бистре сяйво заспішить,
Тільки сніг, дахи, і, більше
Дахів й снігу, ні душі.

І одраз закреслить іній,
І згадаються мені
Тогорічний сум вразливий
Й справи іншої зими.

І одраз кольнуть донині
В невідпущеній вині,
І вікно по хрестовині
Здавить голод дров’яний.

Та неждано по портьєрі
Пробіжить вагання дрож, -
Тишу кроками відміряв
Ти прийдешністю майнеш.

Ти появишся крізь двері
В чомусь білім, без нудьги,
В чомусь, справді з тих матерій,
З котрих шиються сніги.


Марина Цветаева. Хочу у зеркала...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

* * *
Хочу у зеркала, где муть
И сон туманящий,
Я выпытать — куда Вам путь
И где пристанище.

Я вижу: мачта корабля,
И Вы — на палубе...
Вы — в дыме поезда... Поля
В вечерней жалобе —

Вечерние поля в росе,
Над ними — вороны...
— Благословляю Вас на все
Четыре стороны!

(перевод на украинский)

* * *
Бажаю в дзеркалі, де муть
І сон, як сховище,
Угледіти - куди Вам путь
І де становище.

Я бачу: щогла корабля,
І Ви - на палубі..
Ви - в димі потягу.. Поля
В вечірній жалобі -

Увечері поля в росі,
Над ними - ворони..
- Благословляю Вас на всі
Чотири сторони!


корчепюк

Раздел: Сатирические стихи

корчепюк*

Что слышим в слове – корчепюк?
Всё вкривь да вкось, корчИ и кОрчи,
да кочерги корявой стук,
и будто дьявол рожи корчит.

В нём суть от совести чиста,
за рупь продаст, не то что тыщи!
Лишь хрюкнет из гнилого рта,
вас обокрав: «Привет, дружище!»

Вам нужно не забыть ещё,
- вдруг, если встретится в дороге –
три раза плюнуть чрез плечо!
- чертёныш шкодный, колченогий.

Качая жирным животом
жрёт корчепюк заслуги кротких,
но будет корчиться потом
в аду на ржавой сковородке.


* - мелкая разновидность нечистой силы


Александр Сидоров. Любовь Валькирии

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

Любовь Валькирии

(памяти Николая Гумилёва)

Ненавистное перемирие
Залегло в полях снеговых;
Надо мной рыдает валькирия -
Я опять остался в живых.

И скорбит она, и печалится -
Но с надеждой, из боя в бой
Ждёт, когда под кованой палицей
Хрустнет череп норманнский мой

И когда кровавые волны
Мне глаза стальные зальют -
Потому что павшему воину
Суждено блаженство в раю.

Этот рай зовётся Валгаллою,
Там неведомы боль и смрад;
Час настанет - и я пожалую
В ослепительный звёздный сад.

Это в дальних землях случится,
Где багровые зори встают:
В мутном небе солнце волчицей
Волочёт добычу свою.

Мы ворвёмся в туманы серые,
В треск костей и лязг топоров;
Нам привычно, мы - люди Севера,
И у нас холодная кровь.

Но никто из нас не вернётся,
Всех размелет смертельный смерч;
Вопль мой яростный захлебнётся,
Я впервые выроню меч,

И стрела легко, без усилия
Мне кольчугу прошьёт, звеня -
И возрадуется валькирия,
И обнимет она меня!

(перевод на украинский)

Любов Валькирії

(пам'яті Миколи Гумільова)

Вже ненависне всім перемир'я
Залягло в полях снігових;
Наді мною ридає валькирія -
Я залишився знов в живих.

І сумує вона, і потьмариться -
Та з надією, з бою в бій
Жде, коли під важкою палицею
Хрусне череп норманський мій

І коли з крізної пробоїни
Хвилі очі мої заллють -
Від того, що полеглим воїнам
Благодать надана в раю.

Рай такий називають Валгаллою,
Невідомі там біль і чад;
Мить настане – й ходою сталою
Увійду я в зоряний сад.

В дальніх землях це стане лихо,
Де багрові зірниці встають:
В мутнім небі сонце вовчихою
Тягне в пащі здобич свою.

Ми ввірвемось в тумани убивчі,
В тріск кісток і сокирний брязк;
Нам звичайно, ми - люди Півночі,
Кров холодна тече у нас.

Та ніхто з нас не повернеться,
Всіх розмеле смертельний смерч;
Крик мій варварський захлинеться,
Я уперше упущу меч,

І стріла, мов папір, без зусилля
Враз кольчугу мою протне -
І зрадіє тоді валькирія,
І в обіймах стисне мене!


Игорь Царёв. Переводчик

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

Переводчик

Перед небом я и босый, и голый...
Зря нелегкая часы торопила...
Сердце бьется, словно раненый голубь,
Залетевший умирать под стропила...

Ну, не вышло из меня капитана!
Обнесла судьба пенькой и штормами,
Не оставила других капиталов,
Кроме слов, что завалялись в кармане.
Вот и жарю их теперь каждый вечер,
Нанизав строкой, как мясо на шпажку.
Даже с чертом торговаться мне нечем –
На черта ему душа нараспашку?
Толмачом и переводчиком чая,
Задолжавшим и апрелю, и маю,
Полуночную свечу изучая,
Языки огня уже понимаю.
Остальное и не кажется важным.
Согреваясь свитерком ацетатным,
Я однажды стану вовсе бумажным
И рассыплюсь по земле поцитатно.
Дождь заплачет, разбиваясь о ставни,
Нарезая лунный лук в полукольца…
На полях ему на память оставлю
Переводы с языка колокольцев.

(перевод на украинский)

Перекладач

Перед небом я і босий, і голий…
Та даремно долі маятник свище…
Серце б'ється, наче зранений голуб,
Що вмирати залетів на горище…

Ну, не вдалося з мене капітана!
Обійшли вітри й шторми навіжені,
Не залишив я значних капіталів,
Крім тих слів, що завалялись в кишені.
Ось і смажу їх тепер кожен вечір,
Настромив рядком, як м'ясо на шпажку.
Навіть з бісом торгуватися нічим -
Бо душа йому до біса пропаща!
Тлумачем та ладним стратником чаю,
Завинив який і квітню, і травню,
Що вночі ретельно свічку вивчає,
Мови полум’я долаючи справно.
Тільки решта не здається вагомим.
Загортаючись у светр ацетатний,
Стану я колись увесь паперовим
І розсиплюсь по землі по цитатах.
Дощ заплаче, розбиваючи тишу,
Кільця з місяця врізаючи й далі…
На полях йому на пам'ять залишу
З мови дзвоників переклади вдалі.


Мазохистское

Раздел: Любовная лирика

Нету сил блюсти достоинство,
Корчить выспреннюю мину -
Жалким пусть тебе запомнится
Брошенный тобой мужчина.

Провалило счастье роль свою
И исчезло за кулисою.
Пощади! Позволь мне шавкою
Сапоги тебе вылизывать.

Не гони меня, пожалуйста,
Сохрани мне жизнь ненужную,
Разреши, пускай из жалости,
Быть тебе хотя б игрушкою.

Мой рассудок ланью раненой
Гибнет под разлукой-лезвием.
Прояви же сострадание,
Воспрепятствуй сумасшествию.

Сдохнуть мне в норе заброшенной,
В состоянии плачевном.
Ты вернись ко мне, хорошая,
Сжалься над рабом никчемным...


Владимир Гутковский. Неторопливый шаг...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

Владимир Гутковский

***
Неторопливый шаг, замедленная поступь
нащупывает жизнь вслепую потому,
что, наконец, постиг – ты в лучшем из спокойствий -
и можно вновь и вновь ввергать себя во тьму.

Прикосновенье рук - и жажда, и ненужность.
Пусть время бьёт ключом - оно пройдёт, молчи, -
сработанным, как конь, избитым, как Петрушка,
бесплодным и седым, как лунные лучи.

Навстречу, по пути – безжалостным, как урка,
оно из всех щелей глядит не впопыхах,
чтоб душу остудил его последний сумрак,
прикосновенье рук, неторопливый шаг.

(оригинал на украинском)

***
Притишена хода, непевність перших кроків
намацує буття наосліп лиш тому,
що ти вже зрозумів – то твій єдиний спокій –
і згоден знов і знов поринути в пітьму.

Таємний дотик рук – і потяг, і відраза.
Нехай нуртує час – він все одно мине, –
спрацьований, як кінь, підтоптаний, як блазень,
безплідний, як усе у світі осяйне.

Назустріч й мимохідь – безжальний, наче ворог,
він із усіх шпарин спроквола вигляда,
щоб душу застудив його останній морок,
таємний дотик рук, притишена хода.


Сергей Плышевский. Не может быть злой человек...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

***

“Не может быть злой человек хорошим поэтом”. Борис Чичибабин

Всю ночь молотки в голове
стучали об этом.
“Не может быть злой человек
хорошим поэтом”.

Мои наблюдения в плюс -
я тоже художник.
И тоже бывает, что злюсь.
Так значит, “не может”?

О, знать бы, что в мыслях лежит!
Подумайте сами.
Тогда б на детекторе лжи
Пытали стихами.

И брали бы несколько рифм,
как капельку крови.
Зачем тебя долго морить?
Иди, невиновен!

Несть звукам ни дна, ни числа.
Опять эти числа!
Искусство отдельно от зла,
отдельно от смысла!

В стихах не рискуем рублём,
горбом не потеем.
Стихи нам нужны, как полет,
а не как идея!

Поэзия свыше дана,
как пение птице.
Ее не заглушат страна
и передовица.

Пусть ходит, как все, по траве -
не стройте иллюзий.
Поэт - не такой человек,
как прочие люди.

Он музе - не пара, а раб.
Пожизненный пленник.
Ему не прикажешь “ура”
Кричать в исступленьи.

И это ярмо, как болезнь,
удавит любого.
Поэзия может пролезть
и в самого злого!

И сколько б не спрятано чувств
в глагольные рифмы,
за что я, читая, плачу
сердечным тарифом?

Под волосяными плетьми
всё тело вспухает.
Хорошие люди!
Не мучайте мир
Плохими стихами!


(перевод на украинский)

***

"Не буде лихий чоловік хорошим поетом". Борис Чічібабін

Всю ніч молотки в голові
довбали негоже.
"Не буде лихий чоловік
поетом хорошим".

Мої спостереження в плюс -
я з творчого люду.
І також буває, що злюсь.
Що значить, "не буде"?

О, знати б, що в думках лежить!
Подумайте самі.
Тоді б на детектор брехні
Справляли з віршами.

І брали б по декілька рим,
як крапельку крові.
Чого вас подовгу морить?
Бувайте здорові!

У звуків ні дна, ні числа.
Знов в числа беремось!
Мистецтво окремо від зла,
окремо від сенсу!

Грошей не втрачаєш в віршах,
спина не потіє.
Вірші нас здіймають, як птах,
та не як ідея!

Поезія зверху дана,
як спів солов’їний.
Країна її не скона
і шпальти бурхливі.

Хай ходить, як всі, по траві -
не зводьте фантомів.
Поет - не такий чоловік,
як інші знайомі.

Він музі - не пара, а раб.
Безстроковий в’язень.
Йому не накажеш "ура"
Кричати в екстазі.

І ці тягарі, як недуг,
задушать будь-кого.
Поезія може сковзнуть
і в самого злого!

І як не ховай почуттів
в затаскані рими,
за що, читачем, я сплатив
сердечним тарифом?

На кожен об землю політ
все тіло синцями.
Зворушливі люди!
Не страчуйте світ
Дурними віршами!






Андрей Грязов. Афродита

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

АФРОДИТА

Ты будешь сегодня лилова,
Как воздух вечерне-весенний,
И в блёстках плаща дождевого –
Дрожащею веткой сирени…
Пропитана ведьминой мазью,
Заброшена в мир невидимкой,
В аллеях с каштановой вязью
Проступишь прозрачною дымкой…
Эскизом, наброском, моделью
Для будущих всех живописцев,
Напишешься легкой пастелью
В накидке из тонкого ситца…

Потом ты исчезнешь. Надолго.
И где-то на рынках, в трамваях,
Родная,– виденьем, и только,
Мелькнёшь – не моя, но живая…

Вернёшься – метелью и снегом,
Потоком струи сквозняковой,
Внезапным татарским набегом
На тишь стороны васильковой…
Сердечным нешуточным сбоем,
И дрожью ночной лихорадки,
Вернёшься. И станешь собою.
И скажешь: «Теперь всё в порядке..»
И после бессонной недели,
Красивой, уставшей, разбитой
Ты выйдешь из пенной постели
Моей, и ничьей Афродитой.

(перевод на украинский)

АФРОДІТА

Ти будеш сьогодні лілова,
Як вітру весняного згустки,
І в іскрах плаща дощового -
Тремтячою гілкою бузку…
Відьмацькою змащена маззю,
Народжена в світі з світанком,
В алеях з квітковою в’яззю
Проступиш прозорим серпанком…
Як нарис, ескіз, чи моделлю
Для всіх з майбуття очевидців,
Намітиш легкою пастеллю
В накидці з тоненького ситцю…

А потім ти зникнеш. Надовго.
І десь у трамваях, чи в місті,
Ласкава, - марою, і щойно,
Майнеш - не моя, але дійсна…

Повернешся - хугою й снігом,
У протягу хвилях раптових,
Нежданим татарським набігом
На тишу країв волошкових…
Серцевим небаченим збоєм,
В нічній лихоманці у ковдрі,
Повернешся. Й станеш собою.
І скажеш: "Наразі все добре.."
І після безсонного тижня,
Красива, вразлива, розбита
Ти вийдеш із пінного ліжка
Моя, й нічия Афродіта.


Сергей Плышевский. Львов

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

ЛЬВОВ

Я удрал от зимы во Львов -
От уральской зимы белоштанной,
И давлю решетом каблуков
Переспелые ядра каштанов.

Старый город петляет, горбатится
И брусчатка расходится веером,
Тут ещё надевают платьица
И не пахнет в воздухе севером.

Здесь поют за цветными стёклами,
А на рынке - капуста бочками,
И красуется старый оперный
Голопупыми ангелочками.

Здесь трамваи - с двойными гармошками,
Чтобы втиснуться в темные улочки,
Здесь витрины пестрят сапожками,
А в подвальчиках - кофе и булочки.

Не пытаюсь понять законы,
По которым петляю косо:
Кто-то сгреб все дома ладонью,
А потом невпопад их бросил.

Черепичные крыши, башенки,
Я ваш пленник, и это здорово.
Мир сегодняшнего и вчерашнего,
До свиданья. Теперь - до скорого.

(перевод на украинский)

ЛЬВІВ

Я утік від зими у Львів -
Від уральських порош білоштанних,
І чавлю між лещат каблуків
Перестиглі зернини каштанів.

Древнє місто петляє, горбатиться
І бруківка розходиться дугами,
Тут ще й досі в сукні вбираються
І не пахне довкіл завірюхами.

Тут співають поза вітражами,
А на ринку – капусти в достатку,
І старий оперний тут вражає
Голопупими янголятками.

Тут трамваї - з двійними гармошками,
Щоб посунуть вздовж темних вуличок,
На вітринах - плетені кошики,
А в підвальчиках - кава та булочки.

Не стараюсь збагнуть закони,
За якими петлюю криво:
Хтось будинки загріб в долоні,
Та надалі невлад їх кинув.

Черепичні покрівлі, башточки,
Радий я від полону палкого.
Світ сьогоднішнього і вчорашнього,
До спіткання. Тепер - до швидкого.


Сергей Плышевский. Нильс

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

*** Нильс ***

На белой шее гусиной
промчусь разъярённым Нильсом,
меня не заметить в синей
волне между верхом и низом.

Земля - перевертыш айсберг,
где зависть и злость - подводны,
лишь мудрая Кнебекайзе
не хочет себе придворных.

Подохнешь, тщедушный карлик,
за деньги свои и козни.
А мне - водяные капли
и неба небитый козырь.

Зачем умирать корыстным?
Зачем доверять экранам?
Все деньги достанутся крысам,
а комнаты - тараканам...

(перевод на украинский)

*** Нільс ***

На білій гусячій шиї
промчу роз'ярілим Нільсом,
мене не помітиш в синій
хвилі між верхом і низом.

Земля - перегортиш айсберг,
де заздрість і злість – підводні,
лише стара Кнебекайзе
не хоче собі придворних.

Здохнеш, немічний карлик,
за гроші свої та пози.
Мені ж - водяні краплі
і неба небитий козир.

Навіщо до смерті з вами
Жадоба та блиск омани?
Всі гроші займуться щурами,
а горниці – тарганами...


Александр Кабанов. Открывая амбарную книгу зимы...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

* * * *

Открывая амбарную книгу зимы,
снег заносит в нее скрупулезно:
ржавый плуг, потемневшие в холках - холмы,
и тебя, моя радость, по-слезно…

…пьяный в доску забор, от ворот поворот,
баню с видом на крымское утро.
Снег заносит: мычащий, не кормленый скот,
наше счастье и прочую утварь.

И на зов счетовода летят из углов -
топоры, плоскогубцы и клещи…
Снег заносит: кацапов, жидов и хохлов -
и другие не хитрые вещи.

Снег заносит, уснувшее в норах зверье,
след посланца с недоброю вестью.
И от вечного холода сердце мое
покрывается воском и шерстью.

Одинаковым почерком занесены
монастырь и нечистая сила,
будто все – не умрут, будто все – спасены,
а проснешься - исчезнут чернила.


(перевод на украинский)

* * * *

Відкриваючи книгу комори зими,
сніг заносить туди скрупульозно:
ржавий плуг, що стемніли в загривках - горби,
і тебе, моя радість, по-слізно.

…п'яний в дошку паркан, повороти з дворів,
баню з видом на кримський світанок.
Сніг заносить: ревучих, голодних корів,
наше щастя та інший достаток.

І на заклик лічильника линуть з кутів -
Плоскогубці, сокири та відра.
Сніг заносить: кацапів, жидів і хохлів -
і всілякі предмети не хитрі.

Сніг заніс, звірину, що по норах хропе,
слід посланця з недоброю вістю.
І від вічного холоду серце моє
покривається воском і шерстю.

Рівним почерком також занесені
монастир і нечиста вся сила,
ніби всі - не помруть, та врятовані - всі,
а прокинешся - зникне чорнило.


Александр Кабанов. Киев

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

КИЕВ

Этот город себе на уме и другие тревожит умы,
тишина у него в бахроме, а под ней - кочевые холмы,
домостроя вельможный размах, православия древний окоп,
в самой дальней пещере - монах, перед сном, отключает лептоп.

Всех каштанов вовек не собрать – можно руки и мысли обжечь,
украинская хрюкает знать, имитируя русскую речь.
Он и стадо и щедрый пастух, он – мясник и едок будь здоров,
несмолкаемый слышится стук бессарабских его топоров.

Борщаговка, Шулявка, Подол… Гидропарка шашлычная вонь,
где Хароныч посеял обол - вдоль Днепра улеглась Оболонь.
Сквозь январскую белую тушь проступает сусальная тишь,
и неведомо: комо грядущ?, ты в заснеженном сквере стоишь.
Иногда промелькнет меж стволов – кистеперая птица Кирдык,
у которой в когтях – птицелов и от счастья раздвоен язык.

И в футбольные дудки хрипя, этот город, как гермафродит,
даже если полюбит тебя, все равно никогда не простит.
Окунет на прощанье в тоску и щекою прижмется к тебе
«А теперь убирайся в Москву…» и т.д., и т.п., и т.д.


(перевод на украинский)

КИЇВ

Дане місто на думці собі та всілякі турбує уми,
сива тиша в його бахромі, а під нею - бродячі горби,
домострою лихий нетерпець, православ'я давнішній окоп,
у найдальшій печері - чернець, перед сном, відключає лептоп.

Всіх каштанів повік не зібрать - можна руки скалічити вщент,
українська зарохкала знать, імітує московський акцент.
Він і стадо і щедрий пастух, як м'ясник та їдець має фарт,
невгамовний вчувається стук бессарабських його алебард.

Борщагівка, Шулявка Поділ. Гідропарку шашлична пора,
де Харонич посіяв обол - уляглась Оболонь вздовж Дніпра.
Крізь січневу засніжену туш сухозлітний стримить оберіг ,
Не зважаючи: комо грядущ?, ти в морозному сквері застиг.
Де-не-де промайне поміж дров - кистепера потвора Кірдик,
в неї в лапах тремтить - птахолов і від щастя подвійний язик.

І в футбольні свистки заволав, дане місто, як гермафродит,
що якби він тебе покохав, то одначе повік не простить.
На прощання занурить в нудьгу і щокою торкнеться тебе
«А тепер забирайся в Москву…» і т.д., і т.п., і т.д.


Александр Кабанов. Жёлтое в синем...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

* * *

Желтое в синем, желтое в синем,
гиперборейская тьма,
приобогреем, откеросиним
и доведем до ума.

Вешние ноги, озимые груди,
выдоенный водоем.
Мы, украинцы, — сплошные верблюди
в желто-блакитном своем.

Вспомнишь про счастье, а выплюнешь горе
и, от России храня,
на побережье в голодоморе
ты доедаешь меня.

(перевод на украинский)

* * *

Жовте у синім, жовте у синім,
гіперборейське життя,
приобігрієм, відкеросиним
й доведемо до пуття.

Ноги весняні, озимі груди,
видоєні водяні.
Ми, українці, - суцільні верблюди
в жовто-блакитнім вбранні.

Щастя згадаєш, та виплюнеш горе,
скрив від Росії страшне ,
на узбережжі в голодоморі
ти доїдаєш мене.


Игорь Царёв. ДЕМИУРГАМ

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

ДЕМИУРГАМ

Есть демиурги языка,
Язычники, языкотворцы,
Восторгом золотых пропорций
Играет каждая строка...
Кто ниспослал им этот дар?
Кто научил так изъясняться,
Что их слова ночами снятся,
Питая души, как нектар?..
Их слог — то строг, то вводит в транс
Тем, как божественно небрежен,
Как между строк туманно брезжит
Высокий смысл иных пространств...
Но, кто бы знал, какой ценой
Им достается почерк легкий,
И сколько никотина в легких,
И сколько гадости иной...
Как окрыляют их грехи,
Как в рюмках плавают окурки,
Как засыпают демиурги
Упав лицом в свои стихи...

(перевод на украинский)

ДЕМІУРГАМ

Є деміурги царства мов,
Мовообранці, мовотворці,
Запалом золотих пропорцій
Ясніє кожна з їх промов…
Хто надіслав їм світлий дар?
Хто научив так провомляться,
Що їх слова по ночах сняться,
Та живлять душі, як нектар?..
Їх склад – веде до забуттів,
Тим, як божественно недбалий,
Як між рядків маячить вдало
Високий сенс тонких світів...
Але, хто б знав, яким збиттям
Їм дістається тон вразливий,
І скільки в бронхах нікотину,
І скільки іншого сміття…
Як гріх з’їдає їх живцем,
Як у чарках бички спливають,
Як деміурги засинають
Впав у свої вірші лицем…


Александр Кабанов. О чём с тобой поговорить...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

* * * *

Олесе

О чем с тобой поговорить,
Звереныш мой? Зима. Охота,-
порою, свитер распустить,
чтоб распустилось в мире что-то.
На ветках и в карманах - голь,
страна, одной рукой страничит,
другой - дарует боль. И боль -
здесь с вдохновением граничит.
О, этих дач морозный чад,
раздетый алкоголь, обеды.
Ты одиночествам беседы -
не верь: счастливые молчат!
Звереныш мой, минувшим летом
я сам себя не замечал,
и тысячи стихов об этом
тебе, родная, промолчал.
Теперь - зима, широколобость
церквей, больничный хрип саней.
И еле слышно пахнет пропасть
духами женщины моей...

(перевод на украинский)

* * * *

Олесі

Про що з тобою говорить,
Звіря моє? Зима. Хотілось, -
Принаймні, светр розпустить,
щоб щось у світі розпустилось.
На гілках і в кишенях - нуль,
країна, інколи віршує,
здебільшого - дарує біль.
І біль – з натхненням тут межує.
О, цих хатчин морозний чад,
содомський алкоголь, спіткання.
Ти одинокостям вітання -
не вір: закохані мовчать!
Звіря моє, в обіймах літніх
я сам себе не помічав,
і тисячі віршів тендітних
тобі, кохана, не сказав.
Тепер - зима, роздолля срібних
церков, та хрип саней лихих.
І ледве чутно віють з прірви
Моєї милої духи…


Александр Кабанов. Стояла ночь у изголовья...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

* * *
Стояла ночь у изголовья
прибрежных трав и лебеды.
И терлась шкурою воловьей
о спину вымершей воды.

Закрыв глаза, звезда не знала,
что ослепительно сияла
на небосклоне сентября.

И мы свои глаза закроем,
дыша отравой и покоем.
И темнотой. Внутри себя.

(перевод на украинский)

* * *
Стояла ніч на варті наче б
озерних трав і лободи.
І шкіру чухала волячу
об спину мертвої води.

Зітнув очей, зоря не знала,
що так сліпуче відбивала
на вересневих небесах.

І ми дивитися забудем,
Вдихнувши спокій та отруту.
І тьму. Приховану в серцях.



Сергей Плышевский. Юрию Каплану, посмертно

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

Юрию Каплану, посмертно

Ощути себя частицей бытия,
малой буквой ежедневного ученья,
поминальной крошкой горького печенья
одуванчиком небесного шитья;

Ощути, как ты воскреснешь среди нас,
кто внимал твоим небесным оборотам;
ты подталкивал к единственным воротам,
за которыми вся истина верна;

Малым квантом, но небесного огня,
стойким злаком среди плевелов и сорных,
заговорщиком в собраниях бесспорных,
столь согласным, что не выдержит броня.

Не печалься, хмурый маленький колдун,
Мы с тобой… и я с тобой не расставался…
Я придерживаюсь божеского галса,
и штурвал в твое созвездие кладу.

(перевод на украинский)

Юрію Каплану, посмертно

Усвідом себе частинкою буття,
літерою повсякденної науки,
гірким коливом одвічної розлуки,
та кульбабкою небесного шиття;

Усвідом, як ти воскреснеш серед нас,
хто жадав твої небесні обороти;
кого ти провів крізь ті ворота,
за якими ціла істина вірна;

Малим квантом, та небесного вогню,
стійким злаком серед плевелів бездарних,
змовником на зборах одностайних,
доти згідним, що ломило і броню.

Не засмучуйся, нахмурений чаклун,
Ми з тобою… й я з тобою не прощався…
Я дотримуюся божеського галса,
і штурвал в твоє сузір'я знов кладу.


Сергей Плышевский. Кат

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

КАТ

Я каждый вечер, вторник и четверг,
Въезжаю в город на своей подводе
Не служащий, крестьянин или клерк,
А исполнитель воли при народе.

Мой тихий шаг - слуга и властелин.
Колпак до шеи, красная рубаха, -
И я кусок рогожи расстелил
На том краю, где выскоблена плаха,

И новый гость моих ночных молитв
Приедет в зарешеченной карете
И я смотрю, гася невольный всхлип,
На вьющиеся волосы в берете,

И мой топор, слуга и прокурор,
Примерится к расселине покатой
И рухнет вниз, как только приговор
Читать закончит лысый губернатор,

И выдохнет глазеющая чернь,
И сделает отметину повытчик,
И крови остановится ручей,
Не зная больше никаких кавычек.

Обратный путь - булыжника гранит
Ведёт назад, разматывая узы,
И старая кобыла не хрипит,
Привыкшая к трагическому грузу.

И домик мой, и одинокий холм
Вдали от тех крестов от государства,
Где я под утро вместе с петухом
Отъединяю души от бунтарства...

(перевод на украинский)

КАТ

Я кожен вечір, в середу й четвер,
В'їжджаю в місто на своїй підводі,
Не селянин, чинуша або клерк,
А виконавець волі при народі.

Мій тихий крок - слуга і государ.
Ковпак до шиї та криваві лахи, -
І я шматок рогожі розіслав
На тім краю, де вискоблена плаха,

І новий гість моїх нічних молінь
Приїде в заґратованій кареті
І я дивлюсь, вгасивши біль сумлінь,
На золотисті кучері в береті,

Й моя сокира, раб і лиходій,
Примірить до розколини кривої
І рухне вниз, як тільки вирок свій
Скінчить читати прокурор з косою,

І зойкне чернь, що дивиться здаля,
І зробить запис судовий писака,
І спиниться кровава течія,
Лапок не визначаючи ніяких .

Зворотний шлях - булижника граніт
Веде назад, напружуючи м’язи,
Й стара кобила навидь не хрипить,
Бо звикла до трагічної поклажі.

Й моя оселя за лісним горбом
Поодаль від хрестів і того царства,
Де я під ранок вкупі з когутом
Від'єдную ці душі від бунтарства…






Сергей Плышевский. Девушка. Зонтик. Мокрый бульвар...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

* * *
Девушка. Зонтик. Мокрый бульвар.
Сходство портретное. Ренуар.
Туфли. Высокие каблуки.
Пальцы зонтик держащей руки.
Утро. Французская длинная булка.
Камни горбатого переулка.
Жёлтый платан. Средостенье улиц.
Старый торговец. Корзинка устриц.
Нож повернуть и - долой створка.
Капля приправы, чтобы не горько.
Взять дольку. Лимоном полить.
Корочка с маслом... Глоток Шабли...

(перевод на украинский)

* * *
Дівчина. Зонтик. Мокрий бульвар.
Схожість портретна. Ренуар.
Туфлі. Піднесені каблуки.
Пальці, що зонтик тримають, руки.
Ранок. Французька запечена булка.
Каміння горбистого провулка.
Жовтий платан. Перехрестя вулиць.
Старий торговець з кошиком устриць.
Ніж повернуть й - розкрити, мов хвіртку.
Крапля приправи, щоб не гірко.
Взяти шматочок. Лимоном скропить.
Скоринка з маслом.. Ковток Шаблі…


Сергей Плышевский. Пока ещё мы даже не знакомы...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

***
Пока еще мы даже не знакомы,
Но мне приятно думать о тебе.
Накатывают образы, как волны,
Как тюбиками краски на мольберт.

Вот ты идешь, сидишь, читаешь, едешь,
На море смотришь и на облака,
Кому-то улыбаешься в беседе,
Мы не знакомы всё ещё пока.

Мне кажется, не ветер я вдыхаю,
А свежий запах волн твоих волос,
И близость морем пенится тугая,
И поднимает мысленно до звёзд,

Туда, к твоим следам, на чёрном небе,
На бархатном, с серебряным путём,
К рассвету, что неярок и целебен,
С тобой мы вместе всё-таки уйдём,

Рассветы будут гнать нас по широтам,
По маленьким буранам и большим,
Мы авиакомпании торопим
На трансферы отчаянно спешим,

И встретимся, обнимемся, повиснем,
Застынем молча города внутри.
Мы всё друг другу написали в письмах,
Нам не о чем с тобою говорить.

(перевод на украинский)

***
Ми доки ще зустрітися не в силі,
Та мрію я весь час про цей момент.
Накочуються образи, як хвилі,
Мов тюбиками фарби на мольберт.

Ось ти сидиш, читаєш, супиш брови,
На хмари споглядаєш чи на двір,
До когось посміхаєшся в розмові,
Ми не знайомі все ще до сих пір.

Мені здається, з вітром я вдихаю,
Твого волосся запахів ковток,
І близькість морем піниться до краю,
І подумки здіймає до зірок,

Туди, де ти пройшла повз неба кущі,
На оксамитний, зі сріблястим шлях,
До сходу дня, що млявий та цілющій,
З тобою вдвох ми підемо однак,

Світанки нас наближують шалено,
Крізь дужі завірюхи та малі,
Ми авіакомпанії женемо
На трансфери щоб встигнуть взагалі,

І стрінемось, торкнемося вустами,
І мовчки захолоне в жилах кров.
Про все ми сповідалися листами,
Нам відтепер уже й не до розмов.


Сергей Плышевский. Дождливый сумрак за окном...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

***
Дождливый сумрак за окном
В мое стекло настырно бьется,
И тени ходят ходуном,
Как злые гривы иноходцев.

Все мутно-серое, тугое,
И не отъять от ночи день,
Но за окном струится воля,
Как злые гривы лошадей.

Зажечь бы свет, задернуть шторы
И распластаться, лежа ниц,
И слушать волосы, их шорох,
Как злые гривы кобылиц...

(перевод на украинский)

***
Слізливий морок за вікном
У скло моє затято б’ється,
І тіні ходять табуном,
Як чорні гриви інохідців.

Все каламутне, наче повінь,
Й не розрізнить від днів ночей,
Та за вікном струмує воля,
Як чорні гриви у коней.

Ввімкнуть ліхтар, закрити б двері
І розпластатись вздовж перил,
І слухати волосся шерех,
Як чорні гриви у кобил…


Сергей Плышевский. Не поминайте всуе...

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

(оригинал)

* * *
Не поминайте всуе -
Не будьте недобры:
Господь для вас рисует
Евклидовы миры.
Ему бы вашей болью
Уверовать в закон -
Без хрупких колоколен,
Поклонов и икон...

(перевод на украинский)

* * *
Не споминайте всує -
Цурайтеся злоби:
Господь для вас малює
Евклідові світи.
Йому б за вашим болем
Повірити в закон -
Без крихких богомолень,
Уклонів та ікон...


Сергей Плышевский. Ирокезка

Раздел: Наследники Лозинского (Рубрика)

Ирокезка

(автор Сергей Плышевский, Канада)

Я забуду тебя, забуду, –
Про себя повторяю веско,
Отпусти меня, жизнь не путай,
Тёмноглазая ирокезка.
Я не тот, я смущаю племя,
Зря помог арбалет настроить,
Отпусти меня, вышло время,
Пока нас не случилось трое...
Я опять убегу, послушай,
Мне колдун показал все знаки,
Я насыплю табак за лужей,
Чтобы след не нашли собаки,
Ты не знаешь меня, я хитрый,
Впрочем, это пойдёт во благо...
Хватит, кончим все эти игры...
Погоди, ну не надо плакать!
Успокойся! И ножик ржавый
Положи. Ну обсудим трезво...
Ну иди сюда, обожаю...
Колдуна прикажи зарезать...


Ірокезка

(у перекладі Олега Озаряніна, Україна)

Я забуду тебе, забуду, -
Сам вагомо собі пророчу,
Відступися, життя не плутай,
Ірокезко, з очима ночі.
Я не той, я бентежу зграю,
Лиш даремно капкан настроїв,
Відпусти мене, час спливає,
Доки нас ще не стало троє..
Слухай, знову втечу, я мушу,
Та й чаклун розповів про знаки,
Я насиплю тютюн в калюжу,
Щоб слідів не знайшли собаки,
Ти не знаєш мене, я хитрий,
Втім, це може піти на користь..
Вельми, кінчимо всі ці ігри..
Не журися, й плакати досить!
Заспокойся! Та ніж іржавий
Поклади. Розміркуй тверезо..
Йди в обійми, тебе жадаю…
Чаклуна, накажи, під лезо…


Колыбельная

Раздел: Любовная лирика

Исцеловать тебя в стихах,
В священнейшей из сцен постельных:

Чуть сонной, в унисон с метелью
Творящей мантру колыбельной,
С моим ребёнком на руках.

Лишь хоровод дневных хлопот,
Оставит суетные пляски,

Наш птенчик закрывает глазки,
И льётся свет вечерний, ласков,
Над домом, где любовь живёт.

Дол с небом смолкнут, там и тут
Нет ни химер, ни вожделений.

И, убаюканные пеньем,
Тревоги наши и сомненья
Под эту музыку уснут.

И, колыбельною согрет,
Дом поплывет по волнам ночи,

И счастье наше будет прочным,
И нам привидится воочью,
Что даже Смерти в мире нет.


Мишура

Раздел: Любовная лирика

Давай украсим мишурой
Ночь, снегопад, поля и чащи,
Однообразный путь земной,
Из мишуры и состоящий,
Давай украсим мишурой.


В обманном блеске мишуры
Душа, смятенная метелью,
Внезапно обретёт дары,
Прельстившись золотом поддельным,
В обманном блеске мишуры.


Пусть нам покажется на миг,
В мишурной лирике ноктюрна,
Жизнь состоящей из одних
Перипетий клавиатурных,
Пусть нам покажется на миг.


Всё растворится в мишуре,
Мечты, надежды и дерзанья.
Погаснут свечи, догорев -
Мишуринками мирозданья
Мы растворимся в мишуре.


2009-й

Раздел: Любовная лирика

Всё станет прошлым – этот кавардак,
Приправленный враждою и нуждою,
И год, где не налюбимся никак,
Оставленные всеми, мы с тобою.

Мне кажется, ниспосланное нам
Со стороны Вселенной безучастье,
Лишь для того приспичило богам,
Чтоб мы вкусили смысл от слова «счастье».

Ведь и былой кураж, и звон монет,
Скрывали нам, как след скрывает вьюга –
Ни для кого нас в мире просто нет.
Мы только есть в объятиях друг друга.

Вчера был босс, сегодня бос и наг.
Пощады не ища в былых холуях,
Осознаёшь, что высшее из благ
Лежит в простых словах и поцелуях.

Неумолимо множа список бед,
Спешат года до пункта назначенья.
Любви не загасить бы яркий свет,
И мелочам не придавать значенья.


Готика

Раздел: Любовная лирика

Не бери у судьбы, это общеизвестная тайна,
Ни данайских даров, ни каких-то сомнительных благ.
Всё пребудет не впрок! Только совесть шипящей Нагайной
Будет мучить потом, да сомнений удушливый Наг.

Сколько грусти драконьей изверг огнедышащий август.
В жарком тигле у лета расплавились наши мечты.
Осень. Стынет земля. Но душа не остынет, покамест
В ней хоть призрачный свет от любви обещаний пустых.

Чернокнижье тех встреч видно полночью ворон накаркал.
Так сплетались тела, будто крест обвивала лоза.
И любовный озноб предугадывал месяц-оракул,
И всходили созвездья со щёк наших слёзы слизать.

Осень. Скоро зима. Всё кончается в мире зимою.
Только за полночь долго не гаснет чужое окно.
Слёзы новых надежд чьи-то грешные лица омоют.
Мы теперь разучились, оттого и не плачем давно.


Мой Лондон.

Раздел: Разная лирика

Моя география стала богаче на Лондон,
И большего счастья от встречи припомню едва ли.
Он мною с учебником школьным сличён и опознан,
Нам всё же не плохо когда-то его преподали.

Тут официанты приносят вам пенни на сдачу,
А метрдотели исполнены царственной лени.
И Темза колышется, будто корсет новобрачной,
И каждые сутки меняет своё направленье.

Не знала Британь примеряя, как яркие бусы,
Страну за страной, что сама без ножа себя режет:
На улицах негры, китайцы, арабы, индусы...
А бледные лица встречаются реже и реже.

Но белый народ в этом плане преступно спокоен,
По факту нашествия рас препирается слабо.
И все вперемешку цветным, взбудораженным роем,
Под вечер пьют "Гиннес" в окрашенных в чёрное пабах.

И русских здесь много. Усталые, нервные лица.
Без удержу спорят, как сладко им жить на чужбине.
Мол, беды все в прошлом, теперь им воздастся сторицей...
Лишь тускло во взглядах, в них радости нет и в помине.

Но Лондон вне грусти! Как сладкой свободы наркотик,
По трубам метро проникает в тебя внутривенно.
С ним встретился, слился, и вы уже вместе живёте,
Ему, как любимой, прощая и сцены, и цены.

июнь 2008-го


Сказка для двоих.

Раздел: Любовная лирика

Она умела на последний грош
Купить зимой какой-нибудь папайя,
И день внезапно делался хорош!
И что с того, что завтра, прозябая,
Брести одной в обношенном пальто
На глупую, постылую работу?
И что с того, что с жизнью - всё не то,
И несть числа проблемам и заботам?

Копить и прятать - не её беда,
Пусть завтра не наступит никогда!

А Он - картинный баловень судьбы,
Напористый, холёный и дородный,
Коней успеха ставил на дыбы
И на фортуны хвост ступал свободно.
Хоть бешенным галопом дни неслись,
Был труд его вознаграждён, однако -
Мечты и планы воплощались в жизнь
Преумножая денежные знаки.

Он часто повторял, что он устал,
Но знал, что миром правит капитал.

Им встретиться однажды довелось,
Была непродолжительной беседа,
И золото распущенных волос
Над гордым сердцем справило победу.
Теперь они, как водится, вдвоём.
В уютном сне, согретом чашкой чая,
Живут, не сожалея ни о чём,
Друг другу по ночам стихи читая.

Но что в дуэт соединило их?
Поэзия, зима и... этот стих!


Венеция.

Раздел: Иронические стихи

В ней, как и прежде, дух коммерции.
Туристов в лодках, что зайчат.
Но даже гондольеров терции
Без сотни евро не звучат.

Всё продаётся-покупается:
Тарелки, маски, веера…
Она же, знай себе, купается –
Сегодня, завтра и вчера.

Венеция! Прижмусь, встревоженный,
Душой и помыслами гол,
Своей поджаристою кожею
К тугим соскам твоих гондол.

Смешная девочка, проказница,
Мил твоего лица овал!
Все дни твои – сплошные празднества,
Один пьянящий карнавал.

Кружишься ты легко и ярко.
И я, с весёлостью твоей,
На площади Святого Марка
Кормлю бесстрашных голубей.

Понятней здесь слова провидца,
Раскрывшего твой норов впредь –
В Венеции нельзя родиться,
А можно только умереть.

Вплету в своих стихов венец и я
Каналов да мостов тесьму.
Отдайся мне, молю, Венеция!
Иначе силою возьму!


воля (акростих)

Раздел: Разная лирика

В зойдя на краешек отвесной,
В онзившейся в простор скалы,
В зметнуться журавлём над бездной,
В скричав прощальное «курлы!»…

О сатанелое желанье -
О тринув прошлые дела,
О статься впредь за новой гранью
О тважным росчерком крыла.

Л овя мгновенье наслажденья
Л азурью утренних небес,
Л ететь, предчувствуя паденье,
Л юбой беде наперерез.

Я сней осознавать и чётче –
Я нтарь рассвета золотой
Я дром разбросит тело в клочья,
Я вивши душу пред собой.


Не вышло? Что ж, значит, не вышло...

Раздел: Разная лирика

Не вышло? Что ж, значит, не вышло.
Видать, не по гусю полёт.
Другому, под бок ему дышло,
Пусть вместо тебя повезёт.

Не стал. Не добился. Не вышел.
Не сладил с мечтой по цене.
Забудь. Ерунда. Шишел-мышел.
Стань проще, чем двери в стене.

Прими этот мир без ремарок,
Во всех его «против» и «за»,
И горя чадящий огарок,
И радостей образа.

Живи да и радуйся хлебу
Насущному, с молоком.
Да, изредка, кланяйся небу
Молитвами ни о ком.

И дальше, сквозь зной и метели,
Не спешно бреди на закат…
Наверно, отсутствие цели
Оправдывает результат.


Падший ангел.

Раздел: Любовная лирика

А когда и небо замолчало,
Воцаряя свой порядок строгий,
Ангел стал никем, обычный малый,
Для "пожрать" и прочих биологий.

Всякий раз, пока сидел на небе,
Глянет вниз – его охватит жженье,
Затоскует о вине и хлебе,
О земных, телесных вожделеньях.

Снизу достигали неба стоны
Лишь влюблённых. А ему забота
Им слагать сонеты да канцоны,
Да баллады, до седьмого пота.

День и ночь трудился, бедолага,
Сочинял, чужим утехам внемля.
Проклял он чернила и бумагу,
И спустился с облаков на землю.

И тогда талант неоспоримый
Был отъят велением всесильным,
Перестали в сердце биться рифмы,
И тотчас же отлетели крылья.


Когда, не в силах совладать...

Раздел: Любовная лирика

Когда, не в силах совладать
С весной и приступом мигрени,
Я прокрадусь, как хищный тать,
К Вам в сад, и рухну на колени

Пред аналоем Ваших рук,
Держащих стихотворный томик -
Мой милый - о! - мой нежный друг! -
Я, обезумевший поклонник,

Молить Вас стану об одном -
Меня разлукой не дразните,
Вы в сердце светитесь моём,
Как жилка золота в граните.


Мы, в час назначенный, уйдём...

Раздел: Разная лирика

Сергею Плышевскому.

Мы, в час назначенный, уйдём.
Ярчайшей искрой звездопада
В небытие, так будет надо,
Не сожалея ни о чём.

Исчезновенье наших звёзд
Ничто не потревожит в мире.
Уход наш будет также прост,
Как ход с «е2» на «е4».

Когда могильная трава
Взойдёт над нашими телами,
Не хлынет время против правил
Вспять – с «е4» на «е2».

Пока не выбит из седла
И туго стянута подпруга –
Чтоб ненапрасной жизнь была,
Давай же радовать друг друга.


Сразу же стало пусто...

Раздел: Любовная лирика

Сразу же стало пусто.
Небо закрыла вечность.
Я почему-то чувствовал
Совестью искалеченной.

Вот, своего добился,
Чего так хотел упорно -
Рядом лежит и лыбится
Кукла с лицом фарфоровым.

Вместо любви - мучения.
Помесь стыда и низости.
Было. Совокупление.
Не было только близости.


Пленённый завоеватель.

Раздел: Любовная лирика

Молю! – меня, пришельца, иноверца,
Ценившего чужую жизнь за грош,
В сердцах отважных сеявшего дрожь,
Впусти в свой храм сквозь потайную дверцу.

Я долго шёл – пустыни и моря
Вели меня к тебе дорогой длинной,
И тысячи врагов согнули спины
Под властной дланью грозного царя.

О, скольким несговорчивым устам
Мой меч предначертал молчать навечно.
Я обнимал Фортуну в пекле сечи,
И Смерть за мною кралась по пятам.

Какой неописуемый экстаз
Переполнял меня в боях кровавых.
Я жаждал власти, почестей и славы,
Пока твоих не встретил чёрных глаз.

Переменились мысли, взгляд и речь,
Я позабыл про бранные утехи,
В тиши пылятся ратные доспехи,
Нетронутым ржавеет острый меч.

Впервые робок, день и ночь стою,
И о тебе мечтаю неустанно,
У запертых ворот чужого храма,
В котором ты нашла себе приют.


Царёву и Плышевскому.

Раздел: Иронические стихи

Какая задница, в какую землю лечь,
Каким хмырям отстёгивать налоги?
Поэт не нужен (истребим сиречь)
Всегда, в любом сообществе двуногих.

Вдохнув пары глагольной и хмельной
Деепричастно-суффиксной отравы,
Он нежилец, он видит свет иной
И заключён в колонию неправых.

Недолгий обитатель здешних мест,
В кромешный час, когда душе ербольно,
Он скальпелем пера ведёт надрез
По сердцу и листу; тугой, продольный.

К чему на души падших лить елей,
Непостижима сущность этих игр!
В Оттаве, за рулём, вздохнёт Сергей,
В Москве, за «компом», улыбнётся Игорь.

Ведь рецидив поэзии, увы,
Уже непроходящ, как жир на пузе.
И в сторону Оттавы и Москвы
Влечёт позашляховный кукурузер.


Мягко на город завьюженный...

Раздел: Любовная лирика

Мягко на город завьюженный
Спустится ночь, нежна.
Мне никого не нужно –
Мне только ты нужна.

Высыпят звёзды дружно,
Выйдет луна, ясна.
Мне никого не нужно –
Мне только ты нужна.

Мордочкой ветер простуженный
Ткнётся в ладонь окна.
Мне никого не нужно –
Мне только ты нужна.

В воздухе дивное кружево
Выткет снегов стена.
Мне никого не нужно –
Мне только ты нужна.

В полночь, тоскою разбуженный,
Стану глядеть без сна.
Мне никого не нужно –
Мне только ты нужна.

Сердцем, разлукой натруженным,
Верю – придёт весна.
Мне никого не нужно –
Мне только ты нужна.


Покров.

Раздел: Любовная лирика

«…но должен быть и папа у ребёнка...
мы - не семья... прости… я прервала…»
И задрожали траурно и звонко
Напуганных церквей колокола.

Окаменев, подобьем фотоснимка,
Он вдаль смотрел. Взгляд застилала мгла…
Ведь он не знал, что в ней его кровинка
Ещё вчера рождения ждала.

Внезапно показалось – сердце стынет,
И – обморока злое забытьё…
Он так давно просил судьбу о сыне,
И мамой представлял одну её.

Над ним, обезображенным асфальтом,
Она рыдала на виду у всех…
Покров у неба колокольным альтом
Вымаливал простить их смертный грех.


Прольются лунные лучи...

Раздел: Любовная лирика

Прольются лунные лучи
Теченьем плавным.
Давай с тобою помолчим
О чём-то главном.

Пересыпая звёзд зерно
В своих ладонях,
Ночь будет с нами заодно
И нас схоронит

От стрел калёных слов пустых
И дел бесславных.
Мы возведём опять мосты,
Что жгли недавно.

Пусть все обиды истекут
В подол слезами.
Прощать и ждать – тяжёлый труд,
Но только сами

Себя мы сможем отстоять
У бед житейских,
Не променяв доверья гладь
На фарисейство.

Прольются лунные лучи
Теченьем плавным
На дом, в котором мы молчим
О чём-то главном.


В окно уютной нашей спаленки...

Раздел: Любовная лирика

В окно уютной нашей спаленки,
На предпоследнем этаже
Уже видавшей виды «сталинки»,
Катилось звёздное драже.

И звёзд блестящие горошины
От подоконника в кровать
Отскакивали к нам, встревоженным,
Во всю спешившим доверять

Свои мечты, желанья-молнии,
С небес сорвавшейся звезде.
И чтоб они тотчас исполнились,
Хватало мне тебя раздеть.


Изыди, грусть! Уймись, послушай...

Раздел: Любовная лирика

Изыди, грусть! Уймись, послушай –
Соприкасаньям несть числа.
Господь сварганил наши души
Похожими, как два весла.

Но станет тёмным время суток –
Затеяв свой всегдашний спор
Вменяет сердцу вновь рассудок
Её молчание в укор.

По нервам, с дьявольским шипеньем,
Вползёт тревога, грудь садня…
Она ли - мрак и заблужденье?
Нет! Отражение меня.

Как мне, ей тоже не по силам
Земного счастья благодать.
И век назначено с немилым,
Как мне – с немилой, куковать.

Но верю - всё ещё случится,
Не высох нежности ручей,
И воздадутся нам сторицей
Мольбы безрадостных ночей.

Пусть нет свиданий месяцами,
Крепка невидимая нить
Сердца связавшая меж нами.

Забыла? Не могла забыть!


21 сентября 2007 года.

Раздел: Разная лирика

Ушёл отец. Внезапно, сразу.
Не дожил даже до морщин.
Сломила костная зараза.

Стою, осиротевший сын,
У свежевырытой могилы,
Ещё не веря в твой конец.
Всесильный боже, дай мне силы
Достойным быть тебя, отец.

Старик мой, папка, батька, тато,
Спокойно спи в земле сырой.
Я стал мудрее на утрату
И длю твой светлый путь земной.


Ночное.

Раздел: Любовная лирика

Не сгину - стану шелестом в ночи,
Прогорклым ветром в пряных прядях сада,
Целующим тебя, моя услада!
Оцепеней, не шевелись, молчи
и слушай - по стеклу когтями
Скрежещет зверь, пришедший под окно.
Взалкавши крови, нечисть ждёт давно,
И мерит полночь гулкими шагами.
Кошмарным сном в расширенных зрачках,
Мельчайшей дрожью стиснутых ладоней,
Развергся ужас, пропасти бездонней,
И пляшет страх на тоненьких ногах.
Раскатом грома оглушит испуг,
Опасность смерти мыслью леденящей,
Тревожный мозг пронзив стрелой звенящей,
Перерастёт в панический недуг.
Но лёгким дуновеньем ветерка
С тобою рядом находясь незримо,
Ночные страхи отведу я мимо,
Горчащих губ дотронувшись слегка.


Закрой глаза...

Раздел: Разная лирика

Закрой глаза. Откинься и замри.
Пусть фуги Баха дом и мир заполнят,
Рождаясь в ослепительной дали
И оседая в полумраке комнат.

От света к темени. Таков и наш удел.
Прийдя на свет, растратить ум и силы,
Свершить свой круг, исполнив уйму дел,
И в темноту сойти, на дно могилы.


С промёрзших веток проливным дождём...

Раздел: Разная лирика

С промёрзших веток проливным дождём
Акация с утра роняет листья,
И устилает землю, как ковром,
Изношенным нарядом золотистым.

Печален свет редеющих ветвей,
Как в волосах любимых наших - проседь.
И светлой грустью жжёт сердца людей
Прощальный бал природы - чудо-осень.


Чёрный ворон неистово...

Раздел: Разная лирика

Чёрный ворон неистово
Награждая бедой
Прокричал, будто выстрелил
У меня за спиной.

И беды червоточина
Соскочив из угла
Над единственной дочерью
Паутину сплела.

Липкой сетью окутала
Два девичьих крыла,
Неразрывными путами
Ей на сердце легла.

Что ж Ты, Боже-спасителе,
Тяжко так, без затей
Целишь горем в родителей
Попадаешь в детей?

Видно, знаешь не очень-то
Кому в ад, кому в рай…
Пощади мою доченьку,
Ты меня покарай.

* * *
Швырнув в Тебя проклятием отца,
Я не могу без слёз спросить об этом –
За что Ты крылья моего птенца
Решил сломать кошмарным диабетом?

Скажи, в каких немыслимых грехах
Перед Тобой моя повинна дочка,
Что иглами в слабеющих руках
Ты на её здоровье ставишь точку?

Претит Тебе отцовская любовь,
Раз Ты не уберёг от смерти сына,
И ей назначил, худшей из голгоф,
Кромешный ад инъекций инсулина.

Любовь отца Тебе не по зубам,
Иначе Ты спустился б к ней, в палату.
Опять Ты злобно цедишь: «Азм воздам».
Что воздавать ей, иглами распятой?

Тебе плевать на стон её и плач,
Мои мольбы Тебя обходят мимо.
Лишь приговор Твой повторяет врач:
«Да, диабет. Болезнь неизлечима».


Не доставало чувств и измерений...

Раздел: Любовная лирика

Не доставало чувств и измерений,
Пяти и трёх, сбежавших невпопад,
За мокрой веткой плачущей сирени,
Роняющей цветки на сонный сад.
Уже к распевкам приступали птицы,
Уже рассвет кровавил небосклон,
А я всё целовал твои ресницы,
Их стрелами смертельно поражён.
Ты улыбалась - мягко, беззаботно,
Окутанная паволокой сна,
От всех печалей-горестей свободна -
Не признаёт их юности весна.
Твоим дыханьем, запахом сирени
И вкусом тела - мёда с молоком -
Я упивался вдрызг. Ласкал колени,
Запястья, груди, плечи... а потом,
В который раз! - пленённый возвращался
Губами к божествам твоих ресниц.
Коснувшись их, над миром подымался,
Отринув - обречённо падал ниц.
Так чередой блаженств и усмирений,
И приступами счастья был распят,
Что не хватало чувств и измерений,
Пяти и трёх, сбежавших невпопад...


Пока серебряными струнами...

Раздел: Разная лирика

Пока серебряными струнами
Дождя терзались пальцы августа,
Глазами чёрными, безлунными,
За ним следила ночь, густа
И терпко-горьковата,
Как выдох уличных кофеен,
И до рассвета от заката,
Кофейным запахом навеян,
Нездешний - вдруг и впрямь! - бразильский
Бродяга-ветер хулиганил,
И лязг железа крыши склизкой
Тащил сквозь сон, как на аркане.


Твой свет всё дальше, всё размытей...

Раздел: Любовная лирика

Твой свет всё дальше, всё размытей,
Моя прошедшая любовь.
Кометой по своей орбите
Несёшься ты среди миров,
Хранящих холод и молчанье
В ответ на всполохи огня,
Тускнея в памяти печально
Всё дальше, дальше от меня…

Но мне не раз ещё приснится,
Как сердце от любви рвалось,
И счастье на твоих ресницах
Светилось бусинками слёз.
Как в книгу судеб радость встречи,
Ложилась лучшею из глав,
И всё вокруг казалось вечным,
Сиюминутное поправ.


Из "Книги пророка Иеремии", глава 50.

Раздел: Религиозная лирика

О, Вавилон, пред Господом греша,
Пролил ты много крови иудейской.
Вот, на чело твоё падёт парша,
И пошатнётся твердь земли Халдейской.

От севера поднимется народ,
Перед которым сердце храбрых стынет,
Он истребит твои поля и скот,
И станешь ты безжизненной пустыней.

Нацелит каждый лук или копьё
В сынов твоих. Дрожи, их крик несносен,
Расхитивший наследие Моё,
Царь Вавилонский Навуходоносор.

Я ставлю сеть, ты пойман, Вавилон.
Господь открыл Свои сосуды гнева.
Смерть близится к тебе со всех сторон,
Ни справа нет спасения, ни слева.

Что возомнил? Что ты один высок?
Кто истинно велик познаешь скоро.
Своим бахвальством ты себя обрёк
Злой участи Содома и Гоморры.

Гордыня рухнет, не оставив след.
И возопят народы о титане…
Кто от Меня потребует ответ?
И пастырь Мне какой противостанет?


Позвоночное.

Раздел: Любовная лирика

В дверях, прощаясь: - Жди, я позвоню.
Не выношу его, а ты мне нужен.
Поверь, любимый, в чувств моих броню,
Ты стал судьбой, а он – всего лишь мужем.

Затем ушла, прозрачна и легка.
Вдруг за окном заплакала погода.
А я послушно начал ждать звонка.
И ждал его подряд четыре года.

Когда, однажды, прозвенел звонок,
Как гром с небес - внезапно, в воскресенье -
Я, подбирая к слогу нужный слог,
Был поглощён в тот день тоской и ленью.

- Алло? – Привет! Наверное, грустишь?
Я всё ещё тебя… Нет-нет, без фальши…
А, знаешь, увези меня в Париж,
Или ещё куда-нибудь подальше…
Хочу быть вместе… Жди, я позвоню…

И всё оборвалось. Как миф, как небыль.
Я скармливал стихи о ней огню
И знал – не быть звонку.
Ни здесь, ни в небе.


К морской волне благоволя...

Раздел: Разная лирика

К морской волне благоволя,
Трудом добыв на отдых право,
Ужу на пикшу горбыля
В гористой бухте Балаклавы.

Не знаю, небыль или быль,
Но, врут, за Мраморной скалою,
Живёт огромнейший горбыль,
Никем до сей поры не словлен.

Иса, хитрющий браконьер,
Мне плёл в подпитии игривом -
Любуюсь, мол, лишь вечер сер,
Спиной с серебряным отливом.

Мол, лишь смиряется волна
И ветер делается кротким,
Выходит из воды спина
Размером с небольшую лодку.

Есть в жизни смысл и красота,
Ценнее, чем иные блага –
Теперь мне стала рыбка та
Марлином старика Сантьяго.

В своих намерениях твёрд,
С терпением десятикратным
Мечтаю – взять скорей на борт
И… выпустить её обратно.

Пусть медленней кружит Земля,
Мир в предвкушении экстаза
Ждёт, как спасенье, горбыля.

Ну, вот, клюёт!

Сошёл, зараза…


Азорские острова

Раздел: Разная лирика

Почувствуй - где-то ждут моря,
И острова, и океаны.
И, времени не тратя зря,
Рвани в диковинные страны.
На пол- воздушного пути
Через Атлантику, реши ты
Островитянином сойти
На побережье Атлантиды.
Там, где причудами природы,
Искуснейшими из узоров
Океанические воды
Расшиты зеленью Азоров,
Предстанет лучшей из картин,
Тобою виденных когда-то -
Над срезом пальмовых вершин
Кровотечение заката.
Где, в тон закату, ждёт омар,
Под кружечку хмельного эля,
Ты позабудешь дел кошмар
В таверне Сао-Мигуэля.
Для счастья станет и того -
Когда, как брату, будут рады,
В тебе почуяв "своего",
Все пьяницы Понта Дельгады.
Языковой барьер - пустяк
Для понимания, покуда
Ты споришь, как лихой моряк,
Где лучше сцапать барракуду.
И рыбакам на островах
Дивишься, как, должно быть, странно,
Вот так, презрев покой и страх,
Жить у подножия вулкана.
Украсит память славным днём
Воспоминанье - сумрак лета
Пронзает огненным копьём
Воспламенение рассвета.
И жить становится не жаль,
И ты мечтаешь затеряться
Меж этих гор, меж этих пальм,
И ананасовых плантаций.


Песня ныряльщиков.

Раздел: Разная лирика

Когда сольются дни в один
Грустящий смайлик на экране,
Вновь притяжение глубин
Нас тянет, будто на аркане.

И лишних слов не говоря,
Забыв на время о заботах,
Мы мчимся к ласковым морям
На быстрокрылых самолётах.

Там, под водою, ждут места,
Где от красот - мороз по коже.
У всех своя есть высота,
И глубина, конечно, тоже.

И к флоре с фауной добры,
Мы совершаем погруженья,
Сквозь параллельные миры
И неземные измеренья.

Но помнить мы о тех должны,
Восславив мужество и верность,
Кто из объятий глубины
Не смог подняться на поверхность.

Они ушли не впопыхах,
С волной и солнцем триедины,
А превратились в черепах
И серебрящихся дельфинов.

Твоих щедрот хлебнув сполна,
Нам расставаться нужно вскоре -
До новой встречи, глубина!
Ты жди нас, ласковое море!


Многое уже доказано...

Раздел: Разная лирика

Многое уже доказано,
и хочется жить в тени.
Не выходить на улицу,
не знать последних известий.
И если деревья под окнами
вдруг вырастут, ветви склонив,
Пусть это станет внезапнейшим
из всех со мной происшествий.

Пытаться постичь нечто тайное
(лепить или рисовать),
Весь день грунтовать холсты
или замешивать глину.
А бесконечным вечером
смотреть, как жуёт дрова,
Урчащая от удовольствия,
беззубая пасть камина.

Года не дробить на даты,
а только лишь на времена.
И дни не кроить на часы,
а лишь на рассветы, закаты.
Всё злобное и непотребное
из мыслей своих изгнать,
И помнить о близких, и тех,
кто в сердце забрёл когда-то.

Читать только вечное, важное –
Набоков ли, Хемингуэй.
И слушать одну тишину. И, редко,
«Битлов» и Вивальди.
И не навредить постороннему
неспешною жизнью своей,
И в Богом отпущенный срок
уйти по дороге сакральной…


Ночь. На кухне полутёмной...

Раздел: Любовная лирика

Ночь. На кухне полутёмной
Мы беседуем вполголоса.
За окошком дождь бездомный
На стекле рисует полосы.

Разговора нить случайная
Вьётся плавно, без старания.
Нас качают волны чайные
В тёплом море понимания.

Кораблём представим здание,
Нам придумать – много надо ли?
Будто мы в кают-компании,
И штормит в иллюминаторе.

Только горя не случится,
Как не воет ветер-злюка.
Мы – морские волк с волчицей,
Да в коляске дремлет юнга.

«Дайте ходу пароходу!» -
Вот бесстрашный лозунг юнги.
Он плюёт на непогоду,
А, точней, пускает слюнки.

Юнга - дочь, смешная панда,
С ней и сложное – не сложно.
Вместе мы – одна команда,
Доплывём, куда положено.


Художник.

Раздел: Любовная лирика

Свет исходил из сердца. Он мерцал
В его душе потусторонним блеском,
Он озарял мольберт и профиль резкий
Склонённого над вечностью лица.

Неделю кряду в тесной мастерской,
Не вспоминая о питье и пище,
Маэстро лик выписывал Пречистой,
И кто-то управлял его рукой.

Нетронутыми, обратились в прах
Бутылка молока и полбатона,
Но проступила на холсте Мадонна
С небытиём разгаданным в глазах.

Кисть провела последний из штрихов,
Он на пол сел и умер так некстати…
В Мадонне узнавался облик Кати,
Не разделившей с ним его любовь.


Чёрной повязки шёлк...

Раздел: Разная лирика

* * *
Чёрной повязки шёлк
Лёг на глаза – щёлк! –
Зрение обесточено.
День поглощён ночью.
Временно устранена,
Вернее, оборвана, как струна,
Способность воспринимать
Внешние формы предметов,
Их кажущиеся тишь да гладь,
Не проникая при этом
В их суть, в их состав, структуру
Не постигая их вкуса, запаха,
Не чувствуя температуру
Ветра, несущего влагу с запада.

И, помещённый в кромешную тьму,
Передоверивший видение уму,
Узнаёшь, что колени, губы, шея
Не слепы отнюдь, они различать умеют
Краски, шорохи, сердцебиение,
Под всплески больного воображения.
И только времени медлительная река
По мутным волнам своим уносит
Ярких воспоминаний лоснящиеся бока
И топит в них менее значимые вопросы.
И когда затерялся в дремучем лесу
Памяти, засаженном неживыми деревьями,
Истаптывая дороги замкнутую полосу,
Понимаешь, что нельзя засорять времени.



Никто из нас не умер...

Раздел: Любовная лирика

Никто из нас не умер. Почему?
Казалось – врозь – и сгинем от недуга.
Но встреч свеченье кануло во тьму,
А мы живём на свете. Друг без друга.

Живём, презрев надежды и мечты.
Живём, хоть понимаем - жизнь разбита.
Как жалкие, безмозглые кроты
Мы тычемся в уют чужого быта.

Нам надо бы, во славу звёзд, луны,
Две жизни оборвать, легко и веско.
А мы живём, хотя и не должны.
Бездарные актёры пошлой пьески.


Утро.

Раздел: Разная лирика

Светало. Розовые блики
Суспензией тепла и света
Перетекали по паркету
Разновелики.

На сцену подымалось утро
В пасьянс раскладывая тени
Причудливою камасутрой
Хитросплетений.

К шести в столбах лучей и пыли
Уже так много было солнца,
Что глаз пугливые колодцы
Слезоточили.

Дня предстоящего голгофа
Остатков сна стирала грани
И свежемолотого кофе
Благоуханье.

К восьми плотнее, непролазней
Дела проблемами шумели
Обрушив телефонных трелей
Многообразье.

И утро гасло понемногу
Стряхнув с себя остатки лени
Дневному отводя дорогу
Столпотворенью.


От наших близостей родятся...

Раздел: Разная лирика

От наших близостей родятся
Стихи и дети.
Звено в цепи реинкарнаций,
Мы не заметим,
Как нас сведёт к могильной яме
Недобрый гений.
Ведь жизнь – всего лишь нота в гамме
Перерождений.
Не дав познать полёта счастье
Птенцам беспечным,
Нам рубит крылья в одночасье
Скупая вечность.
Судьба марает нас небрежно
Грехами, ленью,
Не оставляя нам надежды
На искупленье.
Но верить так хотелось мне бы,
Что час настанет –
Мы оправдаемся пред небом.
Детьми. Стихами.


Солнца сменяют солнца...

Раздел: Разная лирика

Солнца сменяют солнца.
Луны сменяют луны.
Где ныне танцует пламя,
Там завтра расти траве.
Где-то молчат колодцы,
Где-то ревут самумы.
И всё уже было с нами
На древней, как миф, Земле.

Всё уже было, было…
И ничего не ново
В быстром кружении вёсен
И круговороте зим.
Каждого ждёт могила.
Вечно одно лишь Слово.
И Смерть, что любого косит,
Не властна над ним одним.

В жизни совсем немного
Света, а бед немало.
Но этого жаждешь верно -
Листов и карандаша.
Видимо, воля Бога,
Чтоб Слово в веках сияло.
И только оно бессмертно,
А, значит, и есть Душа.


Вначале.

Раздел: Любовная лирика

Затем придумаю уют
И тишину большого дома,
Где пышки к чаю подают,
Где пахнет - сено ли? солома? -
Из тёмных недр чердака
Так одуряюще-маняще,
А рядом - синяя река
Змеится сквозь леса и пашни.
Там ветру вольному - простор,
Там не бывает слёз, печали...

Но всё ж, судьбе наперекор,
Тебя придумаю вначале.


Весенние.

Раздел: Любовная лирика

* * *
Тебя, влюблённейшим из смертных,
Сквозь мглу разлук и расстояний,
Коснуться пухом почек вербных -
Вот лучшее из всех желаний.

Вскочив на отходящий скорый,
Заполненный до половины,
Перенестись туда, где хворью
Набрякли вздыбленные льдины.

Где небо оттепели ранней,
Под шёпот ласковой погоды,
Застыло в предзнаменованье
И ожиданье ледохода.

Где солнца луч над вешней пашней
Тебе под стать чертами всеми.
Где нет печалей о вчерашнем,
И мир прозрачен, юн и зелен.

* * *
Твоих волос вдыхая ересь,
Огнём объятый еретик -
Молюсь, в твой лик слезами целясь,
Где губ кровавый сердолик

Подобен адскому магниту,
Чья гипнотическая власть
Сулит скорее быть убиту,
Чем насладиться ими всласть.

Но вся - собранье нереалей,
Погибель сердцу и уму,
Ты потчуешь вином печали
Мой мозг, привыкший ко всему.

И мысль о том, что может сбыться,
Всё то, чему лишь Бог судья,
Воспламеняет любопытство,
Воображение будя.

Как стон, подслушанный из спальни,
Как дневниковый сор замет.
И чем невнятней, тем желанней,
Тем совершеннее предмет.


Весеннее настроение.

Раздел: Иронические стихи

* * *
Опять по дворам и садикам
Разлита весны харизма,
И ноют сердечные ссадины
В приступах авантюризма.

И манит судьба бродяжная,
Вольна что да безрассудна,
Так, если б минута каждая
Последней была как будто.

И запросто взглядам женским
В предсердье вонзать занозы,
И головы в вальсе венском
Кружат от авитаминоза.

И вновь на часах, под арками,
Влюблённые встали пленными,
И ждут от весны подарками
Чего-то необыкновенного.

Необыкновенное, мать твою,
На каждом шагу случается -
Вот громкой кошачьей свадьбою
Под окнами март случается.

И люди, большие и малые,
Друг дружку хватают цепко,
И пни расцветают старые,
И щепка ползёт на щепку.

* * *
Приятен вкус берёзовой крови.
Растерянность одежд – от шуб до блузок.
Улыбчивость случайных визави.
И кот, на солнце вываливший пузо.

По вечерам не тороплюсь домой.
(Зачем рабам неймётся на галеры?)
Со слабым полом дерзок, как ковбой,
Но скор и беспощаден, как тореро.

Для пар Его Величество Инстинкт,
Посредством – от сонетов до ругательств –
Лишь встретятся – стремглав предвосхитит
Стечение удачных обстоятельств.

Над всем смеётся ветреный апрель,
В людских умах посеявший броженье.
И некогда, и незачем стареть,
А род упрямо просит продолженья.


Казнить нельзя помиловать.

Раздел: Любовная лирика

Весна, моих грехов истица,
Над всем приобретя влиятельность,
Через Всевышний суд стремится
Признать мою несостоятельность.

Я призван в суд, как обвиняемый,
За то, что наделённый силою,
Дееспособный и вменяемый,
Не сделал ни одну счастливою.

За то, что мог, да не влюбился,
Ночами майскими, бессонными,
И тем Весне не подчинился,
И пренебрёг её законами.

За то, что нА сердце невзгоды
И стужа душу мне увечит,
А это замыслам природы
Решительно противоречит.

Перед Весною быть ответчиком,
Как перед маршалом солдатом,
Здесь мне и опыт не советчиком,
И разум мне не адвокатом.

Оправдываться бесполезно,
К чему напрасные слова?
Решение суда известно,
Весна всегда, во всём права :

Казнить нельзя помиловать.


И настанет весна...

Раздел: Любовная лирика

И настанет весна,
Прилетят перелётные мысли
О прекрасной любви,
Что однажды меня посетит,
Но устанут кружить,
Не достигнув намеченной выси,
И потянутся вдаль,
Безрассудным икаром в зенит.

Я останусь один,
С тёплой кружкой зелёного чая
На неприбранной кухне,
Не знающей женской руки,
Что-то в сердце пустом
Изменить не гадая - не чая,
Из обломков надежд
Собирая дурные стихи.

И по капельке жизнь
Расплескает свой смысл и основу,
Все забудут меня,
Да и я обо всех невзначай,
И одно лишь тепло
Будет греть меня снова и снова –
В тонкой чашке прозрачной
Горчащий жасминовый чай.


Ещё одна закончилась зима.

Раздел: Разная лирика

Ещё одна закончилась зима.
Уже земля от савана раздета.
Уже в полях проглядывает лето,
Сулящее подножные корма.

Кипит азартом бурная река,
Набравшись свежей крови половодья.
И всё быстрее в воздухе молотят
Размашистые лапы ветряка.

Щемящее дыханье новизны
Повсюду ощущается так остро -
В берёзовых серёжках грациозных,
Побегах мягких молодой сосны.

И даль вокруг прозрачна и чиста.
И столько новой музыки в природе,
Что начинаешь верить - вот, сегодня,
Вся жизнь начнётся с белого листа.


Вне времени, пространства и судьбы...

Раздел: Любовная лирика

Вне времени, пространства и судьбы
Суметь бы очутиться в одночасье,
И железнодорожные столбы
Считать под стук колёс однообразный.

Не вспоминать – откуда? и зачем? –
А просто ехать, ехать беспрестанно…
Выискивая строки новых тем
В чащобах придорожного бурьяна.

Забыть о свистопляске буйных дней,
Калейдоскопе дел, простых и сложных.
И о незабываемой – о ней -
Забыть, как если было б так возможно.

Затем сойти на станции - любой,
Ничем не примечательной, рутинной,
Где трав степных невиданный прибой
Вскипает над бескрайнею долиной.

Чтоб горечью равнинных ковылей
И терпкою настойкою полыни
Омыть с души никчемный прах страстей,
Не засоряясь впредь ничем отныне.


Повремени, не разрушай, продли...

Раздел: Любовная лирика

Повремени, не разрушай, продли
Своих объятий призрачные царства,
Позволь происходящему казаться
Одним из снов волшебника Дали.

Не разлепляй соединенье уст
И тел нагих ещё хоть миг единый,
Ветрам холодным будничной рутины
Не дай задуть лампаду наших чувств.

Снаружи - ночь и километры тьмы
Пронзает лишь надрывный лай собачий.
Мы ничего ни для кого не значим,
У нас двоих есть мы и только мы.

Снаружи – ночь и не видать ни зги.
Уснул сарказм друзей под звон посуды,
О грешных нас знакомых пересуды,
(теперь представь, что говорят враги).

Уснуло всё на плоскости земли.
И только в нас ещё не спит покуда
Внезапной страсти трепетное чудо.
Не разрушай его, храни, продли…


Лампа с жёлтым абажуром...

Раздел: Разная лирика

Лампа с жёлтым абажуром
Освещает дом, а в нём -
Мы по прошлому дежурим,
Мы сегодня не уснём.

Эта странная картина
Симпатична нам двоим -
Мы, согнув над лампой спины,
То смеёмся, то грустим.

Суетятся наши тени,
Столько нужно рассказать.
И, без устали и лени,
Мы глядим, глаза в глаза.

Мы не виделись прилично,
Много вёсен и снегов.
Я спрошу тебя о личном,
Ты ответишь: "Ничего."

Я всплакну тебе в жилетку,
А кому ещё рыдать?
И, дослушав, скажешь метко:
"Видно, ты влюблён опять."

Неотложнейшая помощь -
Твой приезд "из-за бугра",
Бесконечные "А, помнишь?"
Будут с нами до утра.

Разговор пойдёт по кругу,
Оттого мне - лишь милей
Эта ночь со старым другом,
Встреча с юностью моей.


Поэтам.

Раздел: Разная лирика

За окнами таится страшный Век,
Жестокой Тварью, хищной и кровавой,
Он даже сильных в пропасть ниспроверг
Тупым бездушьем, клеветы отравой.

Угрюмо тяготеют над людьми
Обычных дней привычные кошмары,
Как фронтовые сводки, кажут СМИ
Убийства, взрывы, что ни час, пожалуй.

В хмельном бреду с ума сошедших дней,
В тисках террора, злобы, провокаций,
Есть мы - престраннейшие из людей,
Ещё способных чем-то восхищаться.

И восторгаясь Солнцем и Луной,
Влюблённые в закаты и рассветы,
Мы пробуем их отблеск золотой
Отлить в стихов звенящие монеты.

Нас мало. Мы страдаем и грешим,
Нам тяжело с напором чувств сражаться,
Как загнанные лошади, спешим
Успеть сказать, а, значит, состояться!

Успеть наполнить сердце до краёв
Осенней грустью, запахами лета,
Чтоб после строчкой будущих стихов
Накопленное выплеснулось где-то.

Мы - слёзы Вечности и детский смех Земли,
Пусть нас ведут неровные дороги,
Я верю - там, в заоблачной дали,
Нам улыбаются седые Боги.


Стена (по Чингизу Айтматову).

Раздел: Разная лирика

Человек, стоящий у стены,
Смотрит в ствол нацеленной винтовки,
За собой не чувствуя вины,
Крестит лоб движением неловким…

Интересно, что во все века,
В городке любом иль деревеньке,
Палача жестокая рука
Норовила жертву ставить к стенке.

Вот, казалось бы, отличье в чём
Мест для казни, где дрожат колени?
Мирит стенка жертву с палачом
Неспособностью к сопротивленью.

Видно, в поле расстрелять трудней.
Видно, есть весомое различье –
Поле - это воля, э-ге-гей!
У стены убить не так цинично.

Человек, стоящий у стены,
К тупику припёрт уже заранее.
И палач, чьи чувства смущены,
Прекратить готов его страдания.

Помогают палачу с грехом
Совладать воздвигнутые стены,
И последним огненным штрихом
Завершить разыгранную сцену.

Не палач же стену возводил,
Раз стоит, не так уж сердцу больно.
Да и жертва из последних сил
Смерти ждёт как будто добровольно.

И, поскольку, раз уж есть стена,
Раз уж человек стоит у стенки,
В сущности, стена всему вина,
И на жизнь ничтожные расценки.

Человек, стоящий у стены,
Тих и бледен, будто изваянье.
Дни его сегодня сочтены,
Выстрел - и закончились скитанья…


Дама с собачкой.

Раздел: Любовная лирика

Не иссякну, неведенью рад,
Сочинять Вам достоинства редкие –
Вот Вы вышли на ваш променад
С дистрофично-изящной левреткою.

Замирая, слежу из окна
Как плывёте Вы тропкой вечернею,
Ваших мраморных щёк белизна
Может с лилией белой соперничать.

Ваша пара подобрана так,
Чтоб левреток любили поменьше –
Не встречал я ужасней собак
И не видел прекраснее женщин.

И когда озорство ветерка
Развевает Вам локоны русые,
Вдруг строка постучит у виска
И повсюду послышится музыка.

Дрожь пронзает меня, словно ток,
И заходится сердце страдальчески,
Лишь натянут сильней поводок
Ваши нежные, тонкие пальчики.

Пусть не знаю о Вас, но зато
Страсть моя оттого и не блекнет,
Ведь пока мы друг другу никто,
Для меня остаётесь Вы Некто.

Выбираю окольный я путь,
Чтоб не встретить Вас нашей околицей,
Не услышать, в глаза не взглянуть,
Не столкнуться и не познакомиться.


Судьба.

Раздел: Разная лирика

Это – краткость меж рождением и тризною,
Счёт ведущая по вехам и гробам.
Всякий хочет ею быть однажды избранным,
Но для многих это, видно, не судьба.

От неё не убежишь – догонит пулею,
Будто к храму, к ней приходят на поклон.
Мы судьбу не выбираем – ту, иную ли? –
Каждый шаг наш ею предопределён.

Голодать тебе, решит, иль кушать досыта,
Жить в долгах или монетами звеня,
Если горе и болезнь судьбой ниспосланы,
Что поделаешь? Приходиться принять…

Оттого в конце пути одной ей ведомо,
То ли в рай нам, то ли к чёрту на рога.
Иногда судьба бывает доброй, светлою,
Только чаще – безобразна да строга.

Но судьбу не попрекай и не проси её,
Что даёт – не изменить, хоть волком вой,
Как всесильному Высоцкому – бессилия
Перед водкою, иглою и страной.

Чередою тусклых дней с ночами чёрными,
Не приученные к вере и борьбе,
Мы бредём по ней с литаврами, с валторнами,
Но бессильем пригвождённые к судьбе.


Мы с ней нисколько не знакомы.

Раздел: Любовная лирика

Мы с ней нисколько не знакомы.
Не зная отчества и имени,
Её так часто возле дома
Встречаю вечерами зимними.

В смешном, дореволюционном
Цветном кашне из шерсти тонкой,
В поношенном демисезонном
Пальто – чуднУю старушонку.

Она ступает робко очень,
Как будто помешать боится,
Держа на тонком поводочке
Одетого в жилетку шпица.

И только встретимся – бабуся
Так виновато извиняется,
Мол, не пугайтесь, не укусит!
А после… после – улыбается.

И мне становится так весело!
И чёрные сбегают думы.
Как будто мне она отвесила
На пять копеек фунт изюму.

И прячутся ночными совами
Все страхи, призрачны и зыбки.
И понимаю я, взволнованный,
Что не видал добрей улыбки.

Хоть над морщинками лучистыми
Дрожит в нервозном тике веко,
Но столько в ней чего-то чистого,
Из девятнадцатого века.

Того большого, настоящего,
Неподдающегося времени,
Такого светлого, щемящего,
Как белый аист над деревьями.

Другие вредные старушки
Проклятья шлют: загнулся чтобы!
За жизнь от пяток до макушки
Набравшись горечи и злобы.

А эта – будто и нездешняя,
Сквозь кашель, боли в пояснице,
Так улыбается, сердешная,
Даруя мне тепла частицу.


Предрождественское.

Раздел: Любовная лирика

Опять нагрянут холода
И снег безрадостный
Падёт на сердце, как всегда,
Темно и тягостно.

Под вьюги жалобный мотив
Грустя встревожено,
Я стану маяться один
Любовью брошенный.

Вокруг не будет ни души,
Лишь одиночество
Меня окликнуть поспешит
Уже по отчеству.

И зимних празднеств канитель
Судьбы пощёчиной
Начнёт допытывать - Ужель
Тебе не хочется

Чтоб дом заброшенный звенел
Многоголосицей,
И брать подарки шла под ель
Девчушка с косами?

Так в путь, скорей, не прекословь,
Свою любовь ища!
Но сколько сложено голов
На том ристалище.

Из скольких сломанных надежд
Костры в ночи горят,
Из скольких воспалённых вежд
Пролиты слёз моря.

Уж лучше стылая кровать
Да вьюги жалобы,
Чем вновь до крови разбивать
Себе о чувства лбы.

Какой немыслимой ценой
Платить приходится,
Когда, разрушив свой покой,
Сердца расходятся.

От одиночества бежать
Пытаться нечего,
И нечего сказать опять
Звезде рождественской.


Зимние праздники - пиршества ночи...

Раздел: Разная лирика

Зимние праздники - пиршества ночи!
Полночи страж перепуган, всклокочен,
Обеспокоен - Куда? Кто таков? -
Женские взгляды в опушках мехов
Светятся счастьем, и проще при этом
Верится снам, чудесам и приметам.
Столпотворение! Кони, салазки,
Взрывы хлопушек и ряженых маски.
Выпито-съедено нынче не мало,
Всюду круженье и блеск карнавала.
Щиплет морозец задорно и колко,
В иглах огней новогодняя ёлка.
Песни и пляс, пожеланья добра,
Глаз не смыкающая детвора
Лихо друг дружку сшибает снежками.
Все - будто в сказке! и всё это - с нами.
И не желает мириться с постелью
Мир, опоённый коктейлем веселья.
Звёзды снежинок садятся на лица…
Знаешь - всё лучшее скоро случится!


Извилист постиженья путь...

Раздел: Любовная лирика

Извилист постиженья путь.
И мне давно пора, пожалуй,
На мир растрёпанный взглянуть
С восторженностью Окуджавы.

Влюбляюсь в суть простых вещей,
В тепло огня и шелест сада,
Во вкус домашних щей-борщей,
Что варит мне моя отрада.

Полжизни прожито уже.
Чего хочу, на самом деле?
Покоя в доме и душе,
Да чтобы дети не болели.

Всё прочее в мир вечных снов
Не унести с собой в котомке.
Остаться б книжицей стишков
Со славой светлой и негромкой.


Барышня.

Раздел: Любовная лирика

Мне приснилось – усадьба, пашня,
Сена стог под дождём косым…
В том стогу – белокурая барышня
Целовала меня в усы.

Будто я – удалой помещик –
Крепок стан да легка нога –
Пристрастился барышень здешних
Что ни день увлекать в стога.

Женский пол мне во всём послушен
И лобзаньям не супротив,
Только барышня та за мужем,
Только муж у неё ревнив.

Дальше видел кошмар, ей-богу –
Муж с подручными, вчетвером,
Незаметно подкрались к стогу
И зажгли с четырёх сторон.

Как чёртова свечка, та ещё,
Взмыл огонь, ничто не щадя.
Не спасли нас ни вопль барышни,
Ни косые струи дождя.

Снилось - платья на нас горели,
Да зловеще смеялся муж…
Я проснулся – в своей постели,
Со своею женой к тому ж.


Колдунья.

Раздел: Разная лирика

В надежде приоткрыть покров времён,
Грядущее разведать в настоящем,
Спешу туда, где тускло освещён
Пещеры свод костра цветком чадящим.

Здесь, у дубов, на пышущих углях,
В кромешный час слепого новолунья,
Клокочущие варева в котлах
Клюкой мешает древняя колдунья.

И путники, и дикий зверь лесной,
Сторонятся её глухой пещеры,
Где кол торчит с отрубленной башкой
И остов умерщвлённого холерой.

И только леденящий крик впотьмах
Сюда укажет верную дорогу.
Но проклятым судьбой неведом страх -
И я стою у мшистого порога.

«Войди, заблудший, я тебя ждала!» -
Скрипят невыносимо слов подмостки.
И ветром раздувается зола,
И тело застывает жёлтым воском.

«Я вижу всё – откуда и зачем
Тебя пригнал мятущийся рассудок.
Я знаю, иклами каких проблем
Истерзан ты в любое время суток.

Ты шёл по жизни, горд и одинок,
Не ведая сомнений и испуга,
С душой, всегда закрытой на замок,
Не доверяя ни врагу, ни другу.

Тщеславие – твой первый смертный грех,
Которого избегнуть было просто,
Но, тщась догнать уклончивый успех,
Не замечал ты ни цветы, ни звёзды.

Твой тонкий ум иссох и огрубел,
А светлый взгляд стал злобным и колючим.
Весь мир тебе казался чёрно-бел,
И ты считал, что так верней и лучше.

Не выбрав ни одну своей женой,
Хоть многих женщин нарекал невестой,
Ты совершил ужасный грех второй -
Любви в душе не уготовил места.

Затем к деньгам – твой третий тяжкий грех –,
Причине всех на свете беззаконий,
Ты страстью воспылал, утратив смех,
И поклонялся только лишь мамоне.

Но вскоре денег липкая пыльца
Заволокла твой разум тиной гадкой.
Ты превратился в мерзкого скупца,
Снедаем золотою лихорадкой.

Теперь, лишённый отдыха и сна,
Ты, будто призрак, рыщешь неприкаян.
Твой чёрен день и ночь твоя страшна,
И свету ты не отворяешь ставен.

Но вот ты здесь… Я всё же дам совет,
Как с лютой болью справится твоею –
Одной любви волшебный, дивный свет
Все раны сердца вылечить сумеет.

Найди её, храни и дорожи,
Как тем, что только истинно бесценно.
И звон монет, и власти миражи,
Перед тобой предстанут прахом тленным.

А если ты всё золото раздашь,
То тотчас ритм гармонии уловишь.
Лишь чистый лист да острый карандаш
Оставь себе несметным из сокровищ.»

Я поклонился, слов не тратя зря,
Ушёл, поправ тревоги и сомненья…

…Рождалась в небе надо мной заря,
Как будущее стихосотворенье.


Долгая осень. Стало казаться...

Раздел: Разная лирика

Долгая осень. Стало казаться,
Зимы в этот раз не будет вовсе.
Жизнь осыпает остатки глянца.
Тянутся дни, как нудная повесть,

Что всё никак не придёт к развязке.
В ней все слова состоят из фальши.
Уже не только не веришь в сказки,
Но даже в то, что в них верил раньше.

Проходит время сыпной экземой,
Её не спрячешь и не излечишь.
И если раньше бежал со всеми,
То все несутся теперь навстречу.

Всё чаще тянет в кабак понурый,
Где все надежды почили в бозе,
Где нужник блещет литературой,
Но нет любви ни в стихах, ни в прозе.


На небо ночи, как впервые...

Раздел: Разная лирика

На небо ночи, как впервые,
Смотрю, не находя слова,
Где призрак новолунья выел
Луны ущербный каравай.

Где звёзд алмазные коронки
Блестают искрами во мгле,
Дразня поэтов и влюблённых
На доброй матушке-Земле.

Где каждый мир, как ты, как спутник,
Нарушив контуры орбит,
Летит по небу каплей ртути
И небо встречное летит;

Где ось колеблется земная
От юга к северу, в наклон,
Влетает капелька иная
В пути не наших НЛО...


Моему коту Бегемоту.

Раздел: Любовная лирика

Умер кот. Пушистый. Чёрный. Славный.
Был он весь восторг и красота.
Десять лет прожил. Но вот недавно
Отказали почки у кота.

Он угас буквально за неделю.
Не стонал. Терпел. Лежал и чах.
Только жизнь мерцала еле-еле
В медных, стекленеющих глазах.

Не спасли ни капли, ни уколы,
Ни врача учёный разговор.
Только зря в проколы венок квёлых
Жала игл вливали физраствор.

Дочь рыдает. Как же тут не плакать?
Чуточку ленив, как все коты,
День за днём давал усатый лапоть
Ей свои уроки доброты.

И жена слезу роняет кротко.
Разве ж кот? Законный член семьи.
Над могилкой малой, выпив водки,
Мы склоняем головы свои.

Милый кот, за всё тебе спасибо.
Час пробьёт, мы встретимся легко
В тех краях, где горы вкусной рыбы,
И во всех тарелках – молоко.


Полнолуние

Раздел: Любовная лирика

К предплечьям, пальцам и локтям,
Буграм запястьев, -
Губами жадными - к плечам,
Хочу припасть я.
Час полнолунья - грозный страж
Полночной мессы.
Я пред тобою - робкий паж
У ног принцессы.
Тут устанавливает ночь
Свои законы.
И их не в силах превозмочь
Дома, балконы,
И под балконами - певцов
Ночных рулады,
Скопивших бриллианты слов
Для серенады.
Всё замерло, молчит и ждёт,
Всё - без движенья.
Но час назначенный грядёт
Грехопаденья.
А раньше времени - не сметь!
Не прикасаться!
Страдать, терзаться и терпеть...
Но бъёт двенадцать!
Всевидящая пара глаз
Смыкает вежды.
Испепеляются на нас
Огнём одежды.
И проявляется во тьме
Зловещий профиль
Кошмарной тенью на стене.
То - Мефистофель!
И Бес, подталкивая всласть
Друг к другу в спины,
Ниспровергает нас во власть
Адреналина.
Сиюминутным торжеством
Врасплох захвачен
Я пожалею, но - потом.
Сейчас - иначе.
Сейчас все правила игры
Диктует тело.
И хоть порушатся миры -
Нам нет предела!
Безумствуя, мы входим в раж.
Лови - не словишь!
И ритуальный танец наш
Не остановишь.
Шальной галоп нас гонит вскачь
К заветной цели.
Безудержные смех и плач
Поднадоели.
Уж в чрево адского огня
Сойти я волен.
И поглощает он меня.
И Бес доволен!


Доктор! Умоляю - помогите!

Раздел: Любовная лирика

Запах специфический, больничный.
Бледность ватно-марлевого царства.
Доктор! Пациент я необычный,
От любви прошу у вас лекарство.

Доктор! Умоляю - помогите!
Сделайте укол, чтоб стало легче.
Доктор! Вы ведь - доктор. Говорите:
- Извините, мы любовь не лечим...

Как – не лечим - доктор? Больно очень.
Почему: - Бессильна медицина?
Мне любовь в себе терпеть нет мочи,
Устраните главную причину -

Здесь, левее - то, что так неволит,
Под непрочною защитой рёбер,
Тяжким сосредоточеньем боли
Жизнь мою напропалую гробит.

Это, доктор, сердце, говорите?
Это от него я так страдаю?
Удалите, доктор, удалите!
Невозможно? Я не понимаю...

Доктор, доктор! Сделайте хоть что-то!
Дайте от сердечных ран микстуру!
Что даёт рентгеновское фото?
Сердце ранено стрелой Амура...

Как унять любви кровотеченье?
Исцелите способами всеми!
То есть как - не придавать значенья?
Что вы прописали, доктор?
Время?!


Мы - кленовые листья опавшие...

Раздел: Разная лирика

Мы - кленовые листья опавшие,
Вихрем жизни бесцельно влекомые,
Отлюбившие, оттрепетавшие,
Не нашедшие счастье искомое.

С веток нас оборвало негаданно,
И друг к другу прибило случайно,
Наша связь до сих пор неразгаданна,
Наш союз - непроглядная тайна.

Кружит время нас в вальсе безумия,
И роняет на землю с размаха,
Только души в нас - жёлтые мумии,
Безразлично им - трон или плаха.

Но в костёр нас , на самосожжение,
Вновь толкает щемящая жажда...
Знать бы, скоро ль иссякнет кружение,
И тогда всё, что будет - неважно.


Сквер. Осень. Тризна тысячи смертей...

Раздел: Разная лирика

Сквер. Осень. Тризна тысячи смертей.
Стволы скорбящих проступают твёрже.
Ладони ветра, грубо, без затей,
По лицам клёнов бьющие наотмашь.

Тела листвы, не преданной огню,
Полны пьянящим смерти ароматом.
Дождя волынка десять раз на дню
Звучит прощальной мессой листопада.

Тоской и скорбью стольких панихид
Налито ветра траурное пенье,
Что в пропасть обветшалый мир летит,
И тяжело поверить в воскрешенье.


Небеса.

Раздел: Разная лирика

Растворяюсь в бездонности
Влажных осенних небес…
Если смотришь наверх,
Начинает такое казаться.
Кто же небу азъ есмь?
Ну, конечно, не ангел. Не бес.
Не достойный, пожалуй,
Ни гнева его, ни оваций.

Дни ложатся под ноги
Шуршащей опавшей листвой,
Мир глумится над сильным,
Мол, видели, сами с усами.
И когда одиноко в толпе
Я бреду сам не свой,
Остаётся одно лишь –
Вести монолог с небесами.

Я не верю ни в дебет, ни в кредит,
Тем паче глазам,
А ведь верил когда-то
В свеченье и предназначенье.
Бесполезен знакомым, врагам,
Городам и лесам,
Понимаю отчётливо –
Всё это тоже зачем мне?

Холод лезет мне в душу
Сквозь тонкие полы пальто,
Дождь сечёт меня плетью
Наотмашь, так зло и нелепо.
Но уверен в одном, что
Теперь не отнимет никто
Мой последний приют –
Сероглазое влажное небо.


Адюльтер

Раздел: Любовная лирика

Вернись ко мне. Сквозь горести обид.
Сквозь боль души и слёзы непокоя.
Я знаю, что нельзя простить такое,
Но коль не ты, то кто меня простит?

Вернись ко мне. Забудь мой грешный шаг.
Иль притворись, что ты его забыла.
Сломи беду, подкравшуюся с тыла,
Нас вновь соединив в архипелаг.

Вернись ко мне. Позволь любви спастись,
Не брось её обиде на закланье.
Три слова я твержу, как заклинанье -
Вернись ко мне. Вернись ко мне. Вернись...


Разбежаться бы на воле...

Раздел: Разная лирика

Разбежаться бы на воле!
Разорвать тоску-кручину!
Свежу ветру в чистом поле
Да дождю подставить спину.

Разметать по белой роще
Боль-печаль, что сердце сжала.
Что ж душа, как пленник, ропщет?
Что ж ей в полдень света мало?

Знаю, путь мой распророчен -
Будет день и будет пища.
Для кого ж тесак наточен
За раструбом голенища?

Отчего, как сажа, чёрен,
По мою больную душу,
В небе синем грозный ворон
Надо мной печально кружит?

Что ж так зло шумят берёзы,
Будто с них снимают стружку.
И смолкает от вопроса
Виноватая кукушка.

Видно времени внатяжку
Мне осталось. Лишь настолько,
Чтоб успеть хлебнуть рюмашку
Можжевеловой настойки.

Но судьба мне в спину дышит.
И ни цели нет, ни средства.
От назначенного свыше
Никуда, увы, не деться.


Пора печалей и дождей...

Раздел: Любовная лирика

Пора печалей и дождей,
Пора обид и расставаний,
Осеннею стрелой своей
Опять навылет сердце ранит.

Как странно... В каждом октябре
Меня преследуют разлуки,
И гаснут чувства, отгорев,
И безнадежно виснут руки.

Привычно завершив виток
И опуская столбик ртути,
Подводит осень свой итог.
Её слова: "не обессудьте!".

На плечи падает тоска.
И с неизбежностью разрыва
Судьба взирает свысока
Тиха, как осень, и дождлива.


Нет поэтов от Бога...

Раздел: Разная лирика

Судья: Кто может подтвердить, что вы поэт? Кто зачислил вас в разряд поэтов?
Бродский: Никто... А кто причислил меня к роду людскому?
Судья: И вы учились где-нибудь этому занятию?
Бродский: Не думаю, что этого можно достичь посещением занятий.
Судья: На каком основании вы стали этим заниматься?
Бродский: Я думаю, это... от Бога.


* * *

Нет поэтов от Бога.
Есть от бед и печалей.
От несчастных любовей.
От смертельных обид.
Не щенячьи восторги
Слышат Музы вначале,
Звон натянутых нервов
Их ночами пленит.

За последней чертою,
На изломе, на грани
Между жизнью и смертью,
В цепких лапах тоски,
Чёрной струйкою крови,
Как из колотой раны,
У поэтов из сердца
Истекают стихи.

И ланцетом хирурга
Чьи-то души спасает
Зарифмованной боли
Леденящая сталь.
Но уходят поэты
В поднебесные дали,
И, ушедших навечно,
Их до одури жаль.


Бросив ждать, они уходят замуж...

Раздел: Любовная лирика

Бросив ждать, они уходят замуж.
Всё равно, что гибнут на костре.
Любящие нас – к другим. А там уж
Приступают планово стареть.

И простив предательство святое,
Исчерпав винительный падеж,
Смотрим вслед им с болью и тоскою
Мы, не оправдавшие надежд.

Скольких нас тот шаг страдать оставил,
Скольким им постыла эта связь.
Исключением не став из правил
Вот и ты меня не дождалась.

Станет боль моя с годами глуше,
Ты привыкнешь к жизни без любви.
Лишь прошу – ласкающего мужа
Именем моим не назови.


Воспоминание о юности.

Раздел: Разная лирика

Наградой память нам дана,
Хоть дней с тех пор прошло не мало…
Царила полная луна
И наши лица освещала.

Журчал простуженный ручей,
Негромко щёлкала пичуга,
И сотни крохотных свечей
Мерцали на ладони луга.

Стояла дивная пора,
Когда Купале сердце радо,
И золотые вечера
Не допекают вас прохладой.

Созвав компанию свою,
До всяких приключений хватки,
Мы краткий обрели приют
У туристической палатки.

Огонь бросался на дрова,
Целуя их до алых пятен,
А нас манили острова,
И мир казался необъятен.

Густая, жёлтая уха
Делилась поровну меж всеми,
И смесью мяты и греха
Неумолимо пахло сено.

На нас откуда-то извне
Шла благодать, светло и просто.
И в запредельной вышине
Едва покачивались звёзды.

И каждый взор был чист и юн,
Любовь была большой и чистой,
И наших душ, как звонких струн,
Касались пальцы гитариста.

И пела каждая струна,
И жизнь надежды раздавала,
И миром правила луна,
И было прожито так мало…


СТИХОСЛОЖЕНИЕ.

Раздел: Разная лирика

Умолкает день, себя истратив.
Вьются мысли, сжаты и легки.
Из реторты колдовской тетради,
Выкристаллизую я стихи.

Скрупулёзно, с тщательностью мага,
Подбираю к слогу нужный слог.
А не то волшебная бумага
От неправды вспыхивает зло.

Если покривлю единой строчкой,
Обману случайной запятой,
Точку ли не там поставлю - тотчас
Белый лист дотла сгорит свечой!

Оттого с усердием портного,
С мерной точностью часовщика,
На бумаге оставляет слово
ЗА словом надёжная рука.

И коль буду до конца я тонок,
Честен, чист, не допущу подлог,
Стих на свет родится, как ребёнок,
Полной грудью сделав первый вдох.


Бросить всё, сбежать из города...

Раздел: Разная лирика

Бросить всё, сбежать из города
В ближний лес от всех на свете,
Чтоб смотреть, как листьев золото
Осыпает с клёнов ветер.

И внезапным откровением,
В роще, где дубы качаются,
Услыхать, как скорбным пением
Птица с гнёздышком прощается.

Как под сводами церковными,
Меж стволов бродить берёзовых,
Что встают рядами ровными
В бликах солнца бледно-розовых.

Рвать рябины брызги красные
От морозного рассвета,
И, лелея мысли праздные,
Верить в будущее лето.


Светлый, грустный, осенний...

Раздел: Любовная лирика

Светлый, грустный, осенний
День гнедою стреноженной
Рухнет наземь рассеянно
Гулко, неосторожно.
Сдавит сердце обуза -
Не сумею опять уйти
От тяжёлого груза
Навалившейся памяти.
От заботы покой ища
И тоской озадачен,
Попрошу я убежища
Покосившейся дачи.
Где над тихою речкою
Лес хранит время оно,
Буду слушать я речь твою
Из глубин телефона.
Взрежет нервно, устало
Тишь раздольного лога
Звук - Не слышу! Алло? Алло? -
Твоего монолога.
И шатаясь, как занемог,
Обхватив крепко плечи,
Оборву я к тебе звонок,
Ничего не отвечу.
Станет стылым и патовым
Всё, что было вначале.
Только светом агатовым
Вспыхнут дальние дали.


Он жить хотел. А мы, наверно, кушать...

Раздел: Разная лирика

Он жить хотел. А мы, наверно, кушать.
Точней, его печёнкой закусить.
Олень застыл в кустах. И только уши
Подрагивали, сдерживая прыть.

Всего лишь миг, подвыпивший загонщик
Прошёл бы мимо да и был таков,
Но не обманешь нюх, что нити тоньше
У полукровных скорых гончаков.

Едва трезвон затеяли собаки,
Олень взлетел над полем, как стрела.
Ведь страх ко всем животным одинаков
И часто гонит их на номера.

Остались позади берёзки, ёлки,
Укромный куст. Он в поле был один.
Сначала дружно сплюнули двустволки,
Затем затараторил карабин.

Какую мощь ему, на самом деле,
С лихвою отпустил олений бог –
Когда двенадцать ран зияло в теле,
Он всё ещё стоял на четырёх…

В костре от боли корчились поленья.
Никем не обсуждалось ничего.
Разлив за упокой души оленьей,
Мы заедали печенью его.


ЖЕНЩИНЕ.

Раздел: Любовная лирика

Вошла, как входят в сумрак комнат,
В мои заботы и дела.
Прохладой глаз года заполнив,
Мой каждый вздох отобрала.

На веках мглой легла устало,
Мешая радость и испуг.
Меня всего в себя вобрала,
Дыханьем губ, объятьем рук.

Покров её незримой власти,
Как землю кутающий снег.
И мне из плена сладострастья,
Уже не вырваться вовек.


Даруй мне, жизнь, минуты тишины...

Раздел: Разная лирика

Даруй мне, жизнь, минуты тишины,
Возможность отдышаться, оглядеться.
Чтоб вечный рокот звуковой волны
Хоть изредка щадил кораблик сердца.

Чтоб в чернозёме звуковых пустот
Вдруг возникала та первооснова,
Из тьмы которой, выждав свой черёд,
Ростком на свет проклёвывалось слово.

Пусть взор смиряет белизна стены,
Пускай уста крепит печать молчанья.
Даруй мне, жизнь, минуты тишины –
Расслышать ноты твоего звучанья.


У женских слез особенный состав

Раздел: Любовная лирика

У женских слёз особенный состав,
Коль расставанье было им причиной -
На стыках рельс грохочущий состав
Прочь увозил меня дорогой длинной

Вторые сутки. Вновь, в бессчётный раз,
Гонял чаи вагон разноголосый -
Мне руки жгли из ненаглядных глаз
В прощальный час уроненные слёзы.

Уже хмельную ширь родных полей
Сменили юга горные отроги -
Я ощущал всё резче и острей,
Всей кожей рук, от слёз твоих ожоги.

Напрасные ряды постов, застав,
Не отвлекали боль, хоть вполовину -
У женских слёз особенный состав,
Коль расставанье было им причиной.


ДУЭЛЬНОЕ.

Раздел: Иронические стихи

У меня есть мозг,
Я мудрей и строже.
У тебя есть лоск.
И безумье ножек.

Храбрый, будто мавр,
Я лишён сомнений.
У тебя есть шарм,
Волшебство движений.

Вешу больше ста,
Крепки торс и шея.
Но твои уста
Всё равно сильнее.

Я в делах не плох,
Мне успех награда.
У тебя есть вздох,
Поволока взгляда.

Нервно тру виски…
У меня – характер.
У тебя – чулки,
Кружевной бюстгальтер.

Я весом, как ртуть,
И во мне есть сила.
У тебя есть грудь –
Всё, ты победила.


ЗЕМЛЯНИКА.

Раздел: Любовная лирика

Мне снятся сны, где мы ещё вдвоём,
Безумно преданны и так нужны друг другу,
Наги и босы, в росах вдаль идём,
Пьянясь от запахов, по скошенному лугу.

Простоволосая, ты плавно и легко,
Богиней юной над рекой тумана
Скользишь. А впереди, недалеко,
Сверкает земляничная поляна.

Кровавых ягод спелый аромат
Возносит нас к святым угодьям рая.
И я, огнём желания объят,
В твоих глазах, как на кострах, сгораю.

Но лишь, кровинок пригоршню скопив,
Твоя рука к моим губам подносит,
Как ветра неожиданный порыв
Тебя из снов моих сдувает вовсе.

И я мечусь - “Постой! Не исчезай!”
Проснувшийся от собственного крика,
И по ладони катится слеза,
И застывает в кровь, как земляника.


На начало